Пожертвовать в один клик!

пожертвовать

Подписка на новости

Нажимая "подписаться" Вы соглашаетесь с обработкой персональных данных.
 

Добровольчество

Добровольчество

Волонтеры UPF помогают жителям Крымска

Трудно было составить какое-то определённое мнение о спасательных действиях государства. Крымск продолжал оставаться в топе новостей, вся Россия стала переживать. Затем мне написал Алексей и спросил о том, будет ли Служба верующей молодёжи помогать в Крымске. Я с радостью ответил утвердительно, и мы стали приглашать желающих поехать на помощь.

Как всегда, проблема была в деньгах - где их взять и успеть купить билеты на Кубань. Но кроме этого нужно было связаться со штабом ликвидации в Крымске. Я стал звонить и узнавать детали. В Едином волонтёрском центре Кубани мне ответили, что помощь очень нужна, но нужны сильные молодые мужчины и попросили выслать сканы паспортов, чтобы нас не приняли за мародёров. Я составил и разослал пресс-релиз об открытии первой смены волонтёров Федерации за всеобщий мир в Крымске (предполагалось несколько смен). В результате я отправил в штаб сканы паспортов 10 волонтёров.
В процессе подготовки мы разделились на 3 группы: первая это непосредственные волонтёры, которые поедут, занимались поиском обмундирования и покупкой билетов. Вторая занималась поиском денежных средств на покупку билетов и т.д. и третья группа оказывала информационную поддержку. Некоторые из наших волонтеров не имели даже походного опыта, но тем не менее их решимость лишь увеличивалась, по мере получения вестей из Крымска. Каждому из волонтеров было предписано взять с собой еды и воды на минимум на три дня, спальники, палатки, сапоги, защитную обувь и многое другое. В общем, рюкзаки были очень тяжёлыми. Итог такой, Федерация за всеобщий мир открыла смену Службы верующей молодёжи в количестве 10 человек из Москвы, Новосибирска, Екатеринбурга, Санкт-Петербурга, Ростова на Дону и др. с 19-го июля 2012г. Каждый ехал в среднем около 2 суток до места встречи.
Утром мы прибыли на вокзал, и не увидели разрушенных домов и полуодетых людей. Я спросил полицейского, который проверял у меня документы: «А тут, правда, было наводнение?». Он устало ответил: «Пройдите вперёд 300 метров и начнётся». Я позвонил в штаб, чтобы узнать адрес лагеря, и мы пошли и увидели палаточные лагеря, колонны мужчин, одетых в гражданскую одежду, но почему то организованных по-военному, идущих на разборы завалов. На лицах встречавшихся жителей отражался процесс переоценки ценностей. Пострадавшие жители нуждались в разнообразной помощи: не хватало чистой воды, медикаментов, постельных принадлежностей, дезинфицирующих средств. Но самое главное то, что людям не хватало человеческого сочувствия.
RYS_Krymsk (41)
RYS_Krymsk (58)
RYS_Krymsk (69)
RYS_Krymsk (38)
RYS_Krymsk (28)
RYS_Krymsk (65)
RYS_Krymsk (16)
RYS_Krymsk (39)
RYS_Krymsk (76)
RYS_Krymsk (51)
RYS_Krymsk (48)
RYS_Krymsk (37)
RYS_Krymsk (59)
RYS_Krymsk (17)
RYS_Krymsk on the way
RYS_Krymsk (55)
RYS_Krymsk (52)
RYS_Krymsk (66)
RYS_Krymsk (73)
RYS_Krymsk (24)
RYS_Krymsk (56)
RYS_Krymsk (14)
RYS_Krymsk (49)
RYS_Krymsk (68)
RYS_Krymsk (1)
RYS_Krymsk (29)
В Едином волонтерском центре Кубани нас встретили гостеприимно, там было несколько ответственных, все волонтеры были в городе. Нам объяснили, как устроена работа волонтёрского центра: жители подтопленного района Крымска подавали заявку о требуемом размере физической помощи в штаб, затем нам передавали адрес и мы шли помогать, как могли. Мы сразу направились на передовую. В тот день мы смогли помочь лишь двум семьям. До каждого из домов пришлось идти долго по грязным прегрязным улицам. По пути мы увидели разрушенные дома, улицы, заваленные бытовой техникой, испорченными водой и грязью, и покорёженными автомобилями. Атмосфера была гнетущей, лица встречавшихся людей были напряжены. Одна из расчищенных улиц гудела от звука двигателей грузовиков. Жителям была нужна помощь в вытаскивании испорченной мебели и бытовой техники из подтопленных домов. Во дворах домов уже работали военные по 20 человек. Также мы видели молодых ребят в форме МЧС. Стояла жара, даже сильные молодые солдаты часто отдыхали от такой работы. Мы вытаскивали мусор на улицу, по которой ездил КамАЗ с военнослужащими и загружали в кузов. У первой нашей подопечной, Веры Романовны, полуобрушился летний домик и заблокировал дорожку к туалету. Нам пришлось придумывать способ сооружения временного туалета. Затем мы пошли на следующий вызов, в дома Амиля, по улице Мира. Чем дальше мы шли по улице тем, более ужасным был вид разрушений. На улице очень жарко +38 градусов. Мы стали выносить из дома испорченные вещи. Во дворе было несколько холодильников и телевизоров, диваны и кровати и много другого. Все эти вещи были принесены волной цунами. Мимо проходила женщина, которая сказала, что только что нашла свой холодильник, а живёт она в 2-х километрах отсюда. Девушек нашей команды было не остановить. Они видели объем работ и не хотели оставлять жителей до победного конца. Но нам нужно было адекватно рассчитывать силы, чтобы их хватило на большее количество пострадавших семей.
Постепенно мы стали понимать происходящее вокруг. Люди рассказывали нам истории о героях первых трагических дней. О том, как спасали людей, о том как сами спаслись. Мы слушали и наверное каждый постарался встать на место этих пострадавших людей. Они рассказывали, что русло реки не чистят уже около 20 лет, и когда наводнение было в 2002 году, но не было таких разрушений, потому что тогда русло реки было достаточно глубоким. И что за водохранилищами следили, а теперь нет. А ведь нужно-то всего, соблюдать технологии и заботиться об экологии.
Утром следующего дня, наш новый знакомый из Краснодарской организации «Ротари Интернэшнл» Денис познакомил нас с волонтёрами из Международной организации Shelter box, Эндрю и Евой, которые приехали из Великобритании и предложил нам поехать в станицу Нижнебаканскую и установить там временное жильё для пострадавших. Shelter box -это 8-ми местная палатка, система фильтрации воды, лампы с солнечными батареями, 4 одеяла, инструменты, кухонный набор и другое. Эндрю говорил на английском и стал объяснять, как устанавливать палатку, для чего требовалось минимум 3 человека. Затем мы ехали в отдалённые места, где вода разрушила дома и устанавливали палатки пострадавшим семьям. Люди сердечно благодарили, потому что теперь они могут пожить в чистом месте. Ведь до сих пор они спят в грязных полуразрушенных домах или у родственников.
На протяжении нескольких дней нас просили обучать других волонтеров, поскольку нужно было поставить 150 палаток и установка каждой требует около часа. А еще нужно время, чтобы привезти тяжёлую коробку до места. Часто бывало, что нужно было расчищать от мусора дополнительное место для палатки. Требовалась командная работа и в процессе работы почти в каждой команде возникало противостояние между нами и обучаемыми волонтёрами. Обучаемые волонтеры, видимо по привычке, не спрашивали собственников куда поставить палатку и просто определяли место, по их мнению самое удобное, а не в том месте, где желает пострадавший собственник и более того даже спорили с ним. Нам приходилось перенимать инициативу и учить их прислушиваться к мнению жителей и ставить платку там, где нужно было им.
Волонтеров кормили бесплатно и во время обеда мы встречались с другими волонтерами, которые чистили дома от муляки (ил+грязь+глина). И какое же было наше удивление, когда мы увидели как на домах, очищенных с большим трудом, появились надписи «под снос». Тогда нам стало абсолютно ясен факт недостаточного взаимодействия между волонтёрами и чиновниками. Ведь получается весь труд волонтеров, очищавших дома от грязи был впустую. А ведь если бы были свободные обмен информации и координация между чиновниками и волонтёрами, то волонтёры смогли бы сосредоточить усилия на более важных объектах.
Вечером мы возвращались в палаточный лагерь, где нам были бесплатно предоставлены горячие душ и ужин с завтраком. За это отдельная благодарность администрации Краснодарского края. После жаркого дня нам не приходилось думать, где приготовить еду и где помыться.
Ещё несколько дней мы работали на складе гуманитарной помощи в станице Нижнебаканской. Гуманитарная помощь прибывала постоянно. Я испытал гордость за соотечественников. Все вещи были новыми и чистыми. Было много воды и еды. В первых рядах были ребята из департамента по молодёжной политики Краснодарского края. Они с энтузиазмом разгружали грузовики с водой, одеялами и раскладушками. Нам было приятно работать вместе. Мы грузили наборы с питанием, воду, подушки, одеяла и другое в автобусы, которые развозили все причисленное людям, на пострадавших от наводнений улицам станицы. Лиза рассказала, как она ездила по домам: «Я вместе с чиновниками из администрации Краснодарского края звонили и стучали в каждый пострадавший дом, чтобы все смогли получить гуманитарную помощь. Просили соседей рассказать тем, кого не застали дома приходить в дом культуры за помощью». На полевой кухне женщина из администрации варила еду на 2000 человек, жители постоянно приходили за одеждой и водой.
В конце смены мы собрались вместе и попытались оценить свою работу как волонтеров. Таня сказала, что очень переживала по поводу поездки в место бедствия. «Я увидела себя в реальной ситуации. Такое чувство, что здесь люди могли естественно проявить свои самые лучшие качества характера, помогая друг другу! Во всем я ощущала заботу Бога!».
Домой возвращались 2 суток поездом, автомобилем и самолётом. Я размышлял о случившемся. Ведь если бы ежегодно чистили русло реки, следили за водохранилищем и если бы вовремя оповестили людей, то все было бы другому. Наступил переломный момент в истории России. Уже нельзя делать как прежде, нужно делать гораздо лучше. По другому погибают люди. И за это ответственны люди".