Пожертвовать в один клик!

пожертвовать

Подписка на новости

Нажимая "подписаться" Вы соглашаетесь с обработкой персональных данных.
 

Межрелигиозная Ассоциация за мир и развитие

Беседа о неунывающем нраве, юморе и терпении

Вадим Полянский2 июля прошла очередная встреча в рамках Международной Межрелигиозной Ассоциации за мир и развитие – одного из направлений деятельности Федерации за всеобщий мир. Открыла его Мария Назарова, генеральный секретарь Федерации за всеобщий мир России. Она напомнила слушателям, что 1 июля был важный день в истории нашей страны. Разные люди по-разному смотрят на различные поправки к Конституции. Но факт остается фактом – Россия начинает новую жизнь, жизнь, в которой в Основном законе нашей страны записано буквально следующее: «Российская Федерация, объединенная тысячелетней историей, сохраняя память предков, передавших нам идеалы и веру в Бога, а также преемственность в развитии российского государства, признает исторически сложившееся государственное единство».

Анализируя расцвет и упадок наций, можно найти немало примеров, когда исчезали те государства, в которых вера в Бога преследовалась, и процветали те, где вера в Бога защищалась и укреплялась. Также можно заметить, что центральная роль в истории часто переходила от одной нации к другой – той, в которой вера в Бога, сам Бог почитались больше.

Совсем недавно наша страна была основана на коммунистической, материалистичной идеологии, но вера и почитание людьми Бога выжили, не смотря на установленную тиранию. Можно с уверенностью сказать, что возвращение нашей страны, как нации, к истокам веры сегодня, к тому, что мы впитали от наших предков, поможет нашей стране и преодолеть кризис, и отстроить ее на настоящих ценностях добра и истинной любви.

Встреча2 июля напомнила всем нам о тех традициях веры, которые являются основой нашей страны.

Ранее Федерация за всеобщий мир России уже проводили встречи с представителями православия и мусульманства, в этот раз гостем был Посол мира, человек, в профессиональной и общественной деятельности которого гармонично сплелись два направления: и здоровое тело, и здоровый дух.

Спортивный тренер и наставник, а также духовный лидер, Вадим Валерьевич Полянский, расскажет о своем пути миротворца, опыте межнациональной и межрелигиозной деятельности.

Вадим Валерьевич является Председатель Общины Современного Прогрессивного Иудаизма с 1992 г.,

с 2002 года - Общины Консервативного (традиционного) Иудаизма Санкт-Петербурга

Он - Мастер спорта, мастер Российского Союза Боевых Искусств

Спортивные клубы, организованные и возглавляемые Вадимом Валерьевичем, многократно становились призерами и чемпионами международных соревнований разного уровня, включая всемирный, завоевали более 1000 медалей, а также являлись неоднократными  победителями и призерами  межконфессиональных, межнациональных спартакиад, фестивалей, Открытых Кубков Толерантности, соревнования «Мир -Дружба» по разным видам спорта, организованных Правительством Санкт-Петербурга, комитетом по физической культуре и спорту, комитетом по культуре и др.,

Герой встречи обладает огромным количеством наград, вот лишь некоторые из них: Правительственная награда «В память 300 -летия Санкт-Петербурга», Медаль «За вклад в развитие межнациональных отношений» от «Дома национальностей», Знак «Верность, Честь, Милосердие» от Парламентского центра. Вадим Валерьевич также удостоен звания «Человек года» от Еврейской религиозной Общины Санкт-Петербурга.

Мы верим, что пример Послов мира может послужить вдохновением, а также мы будем рады, если Вы встретите в лице гостей наших программ единомышленников и партнеров в деле преобразования мира в гармоничное процветающее общество, единую мировую семью под Богом.

Готовы ли духовные лидеры объединить свои усилия во имя этой цели, и какие ресурсы и препятствия хранят в себе религии мира на этом пути?

Об этом была встреча, которую провела Наталия Владимировна Чигрина, руководитель Федерации за всеобщий мир Северо-Западного региона России, магистр в области религиоведения, независимый исследователь.

Ниже приведен текст беседы.

Вадим Валерьевич, Вы как личность заинтересовали наших подписчиков и зрителей, также их интересует и Ваша вера. И я передаю Вам слово, чтобы Вы могли немного рассказать о себе: о Ваших корнях, о Ваших предках. Где вы родились, где выросли, чтобы мы могли познакомиться с Вами поближе.

Давайте, я начну с молитвы о мире рабби Нахмана из Брацлава. «Да будет на то воля Твоя, Господи, Бог наш и предков наших, чтобы не стало в мире войн и кровопролития, чтоб наступил всеобщий подлинный мир; да не поднимет народ на народ меча и не будут больше учиться воевать. Пусть все живущие во Вселенной познают великую истину: не для войн и раздоров пришли мы в мир, не для ненависти и зависти, не для злобы и кровопролития. Пришли мы в мир дабы познать Тебя, благословенного навеки.
Смилуйся же над нами. И пусть при нашей жизни сбудутся слова Писания: «И дам мир земле вашей, и будете спать ночами спокойно, истреблю всех лютых зверей, и враг не поразит больше землю вашу». «Правосудие хлынет волною морскою, праведность – бурной рекою». И наполнится богопознанием, как водами до краев наполнено море».

Он похоронен в братской могиле в Умани на еврейском кладбище. Он вообще проповедовал в Меджибоже и только за год до своей кончины переехал в Умань и попросил, чтобы его похоронили в братской могиле, в которой захоронены 20 тысяч человек. Это один из самых страшных погромов, которые были на Украине, когда вырезали весь город. Это было еврейское местечко, но погибли не только евреи, но и поляки, армяне, греки, которые занимались торговлей. Я, когда был маленький, я приезжал туда к прабабушке, мне даже в голову не приходило насколько это знаменательное место для еврейского народа, и что потом лет через 50 я буду приезжать туда. Я каждый год приезжал в Киев на Конгресс и всегда находил минутку, чтобы съездить туда, это два часа от Киева, поклониться также и могилам моих предков. Эта братская могила в последние 10-15 лет стала огромным паломническим местом, куда съезжаются со всего мира. В последнее время там за осенние праздники прошло около 20 тыс. паломников. Мои бабушка и дедушка родом оттуда. Они в 30-ее годы подались на комсомольские стройки, тогда строили Еврейскую автономную область, Биробиджан. Моя мама родилась там в 35-году, когда там были еще малярийные болота. Это было страшное, кошмарное место. Оно и на сегодняшний день с точки зрения экологии не самое лучшее место на территории России. Иосиф Виссарионович заготовил для евреев «очень хорошее место», но Всевышний оставил евреев на своих местах. Мои бабушка с дедушкой печатники, бабушка была рабочей, дедушка был начальником цеха, потом директором типографии. Мама выросла там, потом в Хабаровске. Они жили на Сахалине, на Крайнем севере, потом дедушка воевал в Японской войне, он был там начальником типографии. Те родственники, которые остались на Украине, все в Холокост погибли. В Киев уже после Великой Отечественной Войны, после смерти Сталина стали возвращаться на Украину и осели там. И мой второй родной город после Ленинграда – это Киев. Я коренной Ленинградец, но Киев для меня тоже родной. И когда начались события 2014 года, я очень тяжело переживал, потому что это моя вторая родина, с детства как минимум четверть года я проводил на Украине.
 Религиозных каких-то традиций в семье я особо не помню, но все бабушки, дедушки и старшее поколение говорили между собой на идише. А каких-то символов и обрядовых вещей я не помню. Единственное, что на Песах мы ходили в Синагогу за мацой.

У нас дома не принято было обсуждать религиозные темы. Израиль был для нас чем-то заоблачным. Сионизм мы воспринимали как что-то типа фашизма, так тогда преподносила его пресса. А в общем-то что такое сионизм? Я себя сионистом не считаю. Сионист – это тот, кто хочет жить в Израиле, человек, который совершил алию [возвращение на изначальную родину, репатриацию], и он может заявить «да, я сионист, я живу на Святой Земле, я хочу, чтобы мои дети, внуки и правнуки жили здесь». Но мы живем в галуте [рассеяние народа, принудительное изгнание, жизнь в отрыве от исторической родины], так сложилось, и моя родина – Ленинград. Я рос как все ленинградские мальчишки. В пионеры меня принимали на Авроре. Я не был великим комсомольцем, большим деятелем, но мы были активны в плане двора, каких-то мероприятий в школе, зарниц, связанных со спартакиадами. Например, тогда популярно было гайдаровское движение, мы выросли на книге «Тимур и его команда», там было много хороших моментов, а связи с религией тогда практически не было. В 60-е годы иудаизм был совершенно чем-то непонятным, относились к религии нейтрально, и вообще этого не касались, но о Православии мы знали больше. Бабушка по папе у меня русская, Некрасова Нина Ивановна, и мы с ней часто заходили в церкви. Предки по этой линии – мещане, из Тверской губернии, были смотрителями станции, попали уже в Революцию в Петроград. Я помню в детстве мы с бабушкой ходили на Пискаревский мемориал на православную Пасху, мне хорошо запомнились тогда крашеные пасхальные яйца. Мы все жили в те времена в коммунальных квартирах, человек по 25, люди разных национальностей. Когда большие праздники, мы мацой всех угощали на кухне, на Пасху все красили яйца, угощали друг друга. И во дворе ребята были разных национальностей.

Вадим Валерьевич, вы скорее росли не в иудейской семье, а в советской семье. Чем-то отличалась Ваша семья от остальных советских семей?

Отличий не было, кроме того, что они говорили на идише и в Песах мы ходили за мацой в Синагогу. Когда в 13 лет я приехал в Киев, мне сделали бар-мицву [событие по поводу достижения мальчиком совершеннолетия, подразумевающее принятие обязанности соблюдать заповеди в иудейской традиции], тогда много родственников приехало.

 Для моего сына обрядовую часть в 2015 году провел настоящий раввин, но современного направления, в ортодоксальной традиции более жесткие правила.

Настоящей проблемой тогда для еврейских семей был антисемитизм, хотя среди моих знакомых есть евреи, кого эта тема не коснулась. Меня это очень сильно задело, причем наиболее остро это было именно в Ленинграде: в школе, во дворе, на улице. Я во многих местах бывал по всему Советскому Союзу, но такого антисемитизма, какой был в Ленинграде, я нигде не встречал. Он хоть и считается культурной столицей, но со своей изюминкой.

Вадим Валерьевич, вчера мы проводили опрос среди подписчиков в соцсети, какие ассоциации рождают слова «иудаизм» и «еврейский народ». Интересно, что сейчас думают о евреях. В настоящее время совершенно иная картина: люди ответили, что еврейский народ имеет неунывающий нрав, юмор, терпение, мудрость, жизнелюбие, целеустремленность, это древний самобытный народ с чувством общности, сопричастности, амбициозные, добрые отзывчивые люди, которые чтят семейные традиции и держатся друг за друга, это лучшие бизнесмены, лучшие врачи, и у них лучшие традиции воспитания детей.

И был только один ответ, на мой взгляд, имеющий отголоски антисемитского прошлого, о котором Вы говорите, этот ответ звучал так: «При встрече с евреем сразу проверяю на месте ли бумажник. Почему-то кажется, что они хотят меня обобрать». Наверняка, это лишь пережиток прошлого, не имеющий под собой почвы, кроме предрассудков и страхов, переданных старшим поколением. И это не столько о евреях, сколько о русских, в которых по каким-то причинам были заложены такие ассоциации. Радует то, что сейчас ситуация меняется, и среди ответов русских людей были также следующие: «очень люблю евреев», «евреи – мой любимый народ».
Я хотел бы прокомментировать это. В 52-ом году по рассказам ленинградцев, на евреев нападали просто на улице, даже нападали на тех, кто был чем-то внешне похож на евреев, такое было нагнетание антисемитизма в то время, 1952-53й гг, как раз перед смертью Сталина. Он нагонялся искусственно. К примеру, человек был приговорен к 10 годам лагерей по той лишь причине, что опубликовал список евреев, получивших звание Героя Советского Союза.

Одна из основных позиций, за то, что нас ненавидят во всем мире – это то, что касается «избранного народа». И это было веками. Есть в нашем современном молитвеннике одна интересная вещь, я бы хотел ее зачитать, это слова одного еврейского цадика: «Евреи считали себя избранным народом не из-за каких-то расовых особенностей, но из-за того, что Всевышний возложил на них задачу служить Ему и передать миру нравственный закон. Евреи считали себя народом Завета, царством священников, а не суперменов. Их союз с Богом был с обеих сторон актом свободной воли, обусловленным не фатализмом и не расой, но выбором. И вступление в Завет, как дело свободного выбора, было во все времена открыто для людей всех рас».

То есть еврей – это искуственное понимание национальности, «вышедший из реки», из Евфрата, означает в переводе. Любой человек может прийти в Синагогу, пройти гиюр [обряд обращения в иудаизм] и стать евреем.

«Пророки Израиля постоянно напоминали евреям о внерасовом характере их уникальной связи с Господом. «Не таковы ли как сыны эфиопов и вы для Меня, сыны Израиля, - говорит Господь – не Я ли вывел сынов Израиля из земли Египетской и филистимлян из Кавтора?». Вот такая вот позиция.

Когда начинают об этом говорить,  я не вхожу в эту демагогию, не вступаю в споры, я привожу эти слова человека грамотного, потому что я не специалист, я не теолог, я не раввин, я не заканчивал колледжей для раввинов, я самоучка, я пришел к Богу «с пионерским галстуком», от души, от сердца.

Почему евреев ассоциируют с карманниками – совершенно не понятно. Евреев много в науке, в медицине. Во времена Советского Союза, например, в кино, был обязательно хороший грузин, так у нас был Иосиф Виссарионович, и надо был показать грузинский народ с хорошей стороны, а вот евреев заменяли понятием одесситы. А Одесса уже у людей ассоциировалась с жуликами и ворами, с песнями об этом, типа Мишка-япончик и т.д. Возможно, с этим связано, не знаю. Наверное, есть евреи-карманники, есть евреи воры в законе, как и другие национальности, но я честно говоря, не думаю, что в большом процентном соотношении, это всего лишь нам приписывают такую «славу». Хотя некоторые слова блатного жаргона пришли из идиша: например «шмонать» - «шмон» - это цифра восемь, в 8 часов в тюрьме была проверка, «халява» - «халав» - это молоко, его в шабат раздавали в специальном местечке бесплатно и т.д..
А по поводу того, что евреи все юмористы – может быть, в 60-е  - да. Аркадий Райкин был одним из ведущих наших артистов, много было писателей-юмористов, процент их был действительно большой, почему был – потому что сейчас, я смотрю, армяне перехватили пальму первенства. Потому что евреи в основном разъехались в другие страны: кто эмиграцию совершил, кто алию. На западе, кстати, евреям не удалось так, как здесь, на родном русском языке, показать свой юмористический потенциал. Даже когда Савелий Крамаров совершил эмиграцию в Соединенные Штаты, он сыграл там в одном-двух фильмах. И спросите американца – а Вы знаете такого Савелия Крамарова – никто его не знает. А спросите здесь моего ровесника про Савелия Крамарова, любой ответит: «Мертвые, и тишина-а-а…».

Вадим Валерьевич, я думаю, нас смотрят сейчас и молодые люди, которым чужды уже эти настроения советского антисемитизма. Сейчас молодые люди открыты и их беспокоит скорее достижение каких-то целей. И я немного добавлю к списку Ваших наград и побед достижения Вашего детства: неоднократный чемпион по легкой атлетике, настольному тенису, самбо, дзюдо, имели 2й юношеский разряд по шахматам, играли в составе футбольных команд-победителей, в студенчестве – Победитель Кубка СССР среди институтов физкультуры. Это как-то уместилось в детстве одного человека.

Федерация за всеобщий мир поддерживает идеи здорового образа жизни, стремления к лидерству. Думаю, нам с Вами по пути. Каким человеком должен быть лидер?  Основатель Федерации за всеобщий мир, господин Мун уделял большое внимание воспитанию молодежи, молодых лидеров. В своей автобиографии он пишет: «Для начала молодым людям нужны мечта и цель. И еще — готовность к приключениям и дух первооткрывателя. Дерзайте мечтать о том, о чем другие не могут и помыслить! Ставьте перед собой действительно значимые цели и становитесь глобальными лидерами, способными принести пользу человечеству». Что бы Вы хотели сказать молодым людям с высокими лидерскими амбициями?

У кого есть и вправду эти амбиции - надо, дерзать, и конечно идти вперед. Стать лидером, мне кажется, очень сложно, это все-таки должно быть от Бога. Какая-то изюминка должна быть в тебе, причем не имеет значения сильный ты, или был ли ты отличником в классе, семи пядей во лбу, тут должна быть еще какая-то удача, фарт, которые сконцентрируются в одном месте, но со стороны человека должно быть желание, нужно хотеть быть лидером. Нельзя заставить быть лидером, лидерство нельзя купить. У милиардеров есть деньги, но они не могут своих детей сделать лидерами, потому что невозможно купить любовь народа. А чтобы стать лидером, нужна любовь народа, тех, кто тебя окружает. Все должно слепиться со всех сторон, ты должен идти вперед. Лидер - понятие растяжимое. Лидер может быть плохим человеком, есть такие, кто весь мир поднял на уши, но мало что хорошего из этого получилось. Есть лидеры и с другой стороны. Найти золотую середину очень сложно. Я мало вообще видел центристов. В целом лидерским качествам нельзя просто обучиться как в школе или институте, это должно быть и в сердце, и в голове, должно быть все взаимосвязано. В детстве я не был фанатом чего-либо. Бабушка меня привела заниматься фигурным катанием, потом пианино, мне это, конечно не нравилось, меня привели на шахматы, но я от скуки начал играть «в Чапаева». Мне атмосфера шахматных игр напоминала больницу - ее гробовой тишиной, а я в детстве очень много болел, и меня судьба погоняла по больницам. Потом я пошел в вольную борьбу, хотя я был очень слабым физически, но борьбу очень полюбил. Я попал тогда к хорошему тренеру. Я занимался полтора года, но из-за проблем с учебой мне пришлось временно оставить тренировки, а когда я вернулся – меня не приняли, так как был очень жесткий отсев. И лет до 14 у меня получился перерыв в спорте, но был футбол во дворе, войнушка, настольный теннис. Мы тренировались в игре: бегали по крышам, прыгали с поездов, мы делали опасные вещи, но мы были пацанами, был азарт. Были и драки тогда: район на район, двор на двор. Это сейчас поменялось: все поделились на разные направления в молодежной среде, болельщиков разных футбольных клубов, а тогда было географическое деление. Однажды мне сломали в драке ногу, и я около года пробегал на костылях, после чего я пошел заниматься в новую секцию – самбо. И я ушел в спорт, стал фанатом самбо, а также параллельно занимался дзюдо. Мне повезло с тренерами: Леонид Феодосиевич Сергеев, Словцов Борис Алексеевич, Катьков Анатолий Михайлович и Киселев Сергей Викторович, который тренировал в клубе для трудных подростков «Прометей», у нас при нем был спортивный отряд. Многие смотрели фильм Приемыхова «Пацаны», это как раз фильм о нашем лагере, там как раз была наша группа, которая исполняла разные приемы дзюдо, хотя процентов на 90% фильм не отражал реальность, в реальности было намного жестче, но я вспоминаю своих учителей, педагогов с большой любовью. Также мне посчастливилось тренироваться у Чернигина Александра Николаевича, он был старшим тренером нашего города, Карбала Петра Михайловича, из Киргизии у нас тренер был Михайлов Николай Петрович, замечательный тренер, мы до сих пор общаемся. Я был фанат самбо, я настолько влюбился в эту борьбу, а школу я не очень любил, мне это было как-то не интересно, у меня не сложилось с учителями в школе, я не нашел своего учителя. Как говорят, каждый должен найти своего учителя, своего ребе.
Ребе – это обращение, означающее «учитель», это не «раввин». Чтобы быть раввином, нужно специально учиться, как в институте, получить диплом, а ребе – это просто учитель, и каждый находит своего учителя, своего батюшку, муфтия, ламу и т.д.. То есть человек должен найти своего учителя.
 Мне повезло с учителями, у меня их было много, и от каждого я смог чему-то научиться. Я не задумывался тогда об этом, но, я, наверное, обладал какими-то лидерскими способностями, и когда я уже стал тренером, что произошло совершенно случайно, потому что я закончил кулинарное училище, пошел работать поваром. Мне нравилась эта профессия после школы, но как-то не сложилось. А еще друг нашей семьи, председатель «Локомотива» Ленинграда Медведев Валерий Георгиевич, как-то раз мне сказал: «Ну что ты занимаешься ерундой, котлеты какие-то жаришь, колбасу нарезаешь - что, делать больше нечего? Давай, может попробуешь с детьми заниматься?» Тогда он направил меня в Петроградский район, в клуб с трудными подростками «Петроградец». Это был проходной двор, маленький зал в полуподвальном помещении, как раз там было известное место, где Цой собирался со своей группой и поклонниками, в те времена - я начал тренировать с 1985 года. И кто-то тогда приходил к ним, и там покуривал что-нибудь, а другие ходили ко мне, и даже те, кто покуривал, потом попали ко мне и перестали это делать. Может быть, так сказать, я клиентуру Цоя переманил себе, и они тоже заболели нашим самбо и дзюдо. С самых первых лет я начал возить ребят в лагеря, это было обязательно, потому что, когда ребята живут вместе, в совместной жизни познается человек, когда они вместе спят, едят.
И сколько лет уже прошло, а мне до сих пор звонят и они, и их родители, поздравляют с праздниками и говорят: «Вадим Валерьевич, спасибо Вам большое за то, что наши дети стали такими хорошими». И сами ребята звонят и благодарят, ведь мы объехали с ними весь Советский Союз, и они говорят: «Спасибо Вам за наше счастливое детство». А что еще нужно педагогу – когда тебе ученик говорит спасибо и он помнит хорошие вещи. И перед тем как я попал в еврейскую тему, мне она не была особо интересна, я был далек от этого, я был фанатом самбо, тренером, клуб наш был чемпионом и призером Советского Союза. Я вспоминаю это как самые лучшие годы моей жизни, когда я тренировал этих мальчишек, возил их в лагеря, когда мы объехали всю страну. Когда на руках было 10 билетов, а надо было провести команду из 20 человек, и мы умудрялись проехать. Мы по карманам не шарили, мы по-другому подходили к вопросу, с еврейскими особенностями, но по-другому. И мы выигрывали. Были трудности с устройством в гостиницы, мы спали на вокзалах, и это не потому, что хотелось медальку получить и диплом, мы просто были увлечены этим делом, и я смог увлечь ребят. И тогда еще я добавил к названию клуба слово «творческий», так как мы создали на его базе мини-театр. И в свободное от тренировок время, хотя его практически не было - мы выделяли время репетициям прямо на тренировках  - готовили показательные выступления национальных видов борьбы разных народов Советского Союза. Мне тогда ДК Ленсовета подкинул старые национальные костюмы, и так как я много читал и знал про национальные виды борьбы разных народов, я им начал ставить эти выступления. Тогда много показательных выступлений было на разных праздниках в районе, а когда уже увидели, как мы всё здорово делаем, с костюмами и музыкой, нас начали приглашать и на городские мероприятия. Сначала мальчишек было очень тяжело увлечь какими выступлениями, так как помимо борьбы надо было еще и танцы показать. Я думал, откуда это у меня – как я мог ставить им танцы, я что хореограф что ли? Но у меня это может быть генетически заложено, так как у моей прабабушки была своя танцевальная школа, а также танцевали еще дядя и двоюродный дедушка, который пришел с войны мичманом, но занимал должность главного хореографа военного округа в Ташкенте. Когда он репатриировался в Израиль, он был уже стареньким, с палочкой, еле ходил. И когда я приехал к нему в гости, спросил - а где дядя Яша - мне ответили, что он организовал во дворе секцию для бабушек и дедушек и они танцуют. То есть он танцевал до самой смерти. Возможно, у меня это наследственное, хотя я сам никогда не танцевал.

Вадим Валерьевич, я думаю, это колоссальный опыт и большой вклад с Вашей стороны в развитие молодежи, когда Вы могли познакомить их с культурой разных народов. Скажите пожалуйста, как Вы представляете себе мир и сотрудничество не только в среде подростков, а взрослых людей, всего нашего общества, как и с помощью чего можно объединить представителей разных культур, вероисповеданий? Возможно ли это вообще?

Глядя на то, что происходит сейчас в мире, я считаю, это невозможно. Но в маленькой своей среде каждый человек должен попытаться это сделать, и только любовью, палкой никогда не заставить кого-то бояться, а если и будут тебя бояться, то тебя будут ненавидеть, не уважать. А вот только любовью, дружбой.
Когда я начал заниматься еврейской общиной, мы создали Дом национальных культур и ходили к друг другу в гости, и если в ортодоксальном иудаизме могут появиться препятствия, связанные с едой в гостях, то для нашего направления таких проблем не возникало. Для меня еврейство – это не через желудок. К тому же я хотел всегда показать людям других национальностей и вероисповеданий, что их стереотипы о евреях неверные, ведь колоссальное количество среди евреев замечательных педагогов, тренеров. Я еще ничего не рассказал о Маккабиадах. Мы за это время завоевали более тысячи медалей в 8 Мировых и 8 Европейских Макккабиадах. Маккаби – это отдельная тема, это огромная семья, самая большая еврейская организация в мире. Раз в четыре года проводятся еврейские олимпийские игры. Когда-то они занимали 4 место по мировым мероприятиям, а сейчас входят в десятку: 80 стран, 10 тыс человек народу, Вы можете себе представить что это такое? Это люди со всего мира. А мы занимали третьи места в общекомандном зачете, хотя мы привозили всего 100 человек, а сзади нас были страны, которые привозили более 1000 человек. Первое место занимал Израиль, потому что они 2500 человек привозили, за ними Американцы с 1500 человек, а потом мы со своими 100. Нам тогда повезло со спонсором, Михаилом Михайловичем Мирилашвили. А сейчас, к сожалению, мы не можем найти спонсора, а всё завязано на финансах, с ними мы могли бы сделать больше и красивее. Мы не умеем делать так называемый фандрайзинг. Многие специалисты в еврейских организациях умеют это делать, а мы, к сожалению, нет. Но мы делаем хорошие добрые вещи, и Всевышний нам за это воздает.
И только через мир и дружбу можно решить проблемы – надо ходить друг к другу чаще в гости, петь вместе песни; а разбираться, когда люди поругаются, поссорятся - только в рамках спортивных соревнований, в рамках каких-то правил. Пусть это даже так называемые бои без правил, там все равно есть определенные правила.  Надо чтобы люди выясняли отношения только в рамках спортивных состязаний: за шахматной доской, на теннисном корте, на борцовском ковре, на боксерском ринге, на футбольном поле – не важно где, но по определенным правилам. И потом чтобы они могли обняться, поцеловаться. Сейчас пандемия нам не позволяет этого сделать. И я хотел бы почтить память своих близких друзей, моих коллег, которые ушли из жизни в это время.
А нам, нашей общей семье, с кем мы дружим, общаемся, хочу пожелать в первую очередь здоровья, второе, чтобы дети приносили им счастье, радость. А нам удачи немножко, потому что на Титанике были богатые люди, но у них не было удачи. Пусть у нас будет удача, чтобы мы как капитаны своих кораблей смогли дойти до целей, которые мы поставили перед собой, и чтобы это помогало другим людям и приносило добро.

Вопросы аудитории, задала Мария Назарова.

Как Вы видите современную миссию и предназначение иудаизма, одной из древнейших религий в современном мире невероятных вызовов и перемен?

Я уже прочитал молитву о мире, в ней все сказано - быть открытыми сердцем и душой. То, что мы считаем себя избранным народом, у некоторых вызывает зависть, зависть порождает злобу, ненависть и так далее. Существуют разные направления в иудаизме. Я придерживаюсь центристской позиции. Ультраортодоксальное направление не позволяет ни шага влево ни шага вправо, всё очень жестко; крайне реформисткие направления так загибают, что порой волосы встают дыбом. Поэтому наша община оказалась и не там, и не там. Хотя есть ФЕОР (Федерация Еврейский Общин России), очень много туда входит общин, и они приглашают всех. Но мы не можем назвать себя хабадом, Бога не обманешь, мы современные люди, и мы не ультраортодоксы. И люди в нашей общине – это педагоги, тренеры, интеллигенция, это не религиозные фанатики, они нормальные люди, бывшие советские, сегодняшние россияне, со своим образом жизни, но объединяет нас наша страна, наша ментальность: мы думаем на русском языке, но у нас есть корни наши еврейские, мы не хотим этого забывать, но люди не уходят ни вправо ни влево. Мы хотим оставаться теми, кто мы есть: мы русские евреи, советские евреи, мы люди своего города. Иногда нас спрашивают, а что вы делаете? Есть же такое понятие «приносить славу своей Родине». У кого-то нет своей родины, они болтаются от Антарктиды до Северного полюса. А у нас есть родина, моя родина - Ленинград, Питер. И мы общаемся с другими религиозными лидерами, и с муфтиями, и с батюшками разными, и с ламами. Я был, к примеру, в Бирме в 2016 году на Буддистской конференции за мир, и я читал Молитву о мире в главном храме южных буддистов. Роль иудаизма такая же, как и у всех других религий. Мы люди на нашей планете имеем четыре группы крови, здесь нет никого с голубой кровью. Да, есть расы, разные цвета кожи, но то, что сейчас происходит в Америке – это ненормально. Нельзя мстить. Если бы евреи сейчас сказали: «Давайте мы 6 млн немцев положим, за то, что они с нами сделали». Разве это нормально? И такая месть будет продолжаться шаг за шагом. Так нельзя. Надо простить и снова, взявшись за руки, вместе дальше идти. Нам дальше вместе жить на этой планете: или мы ее загадим или мы должны делать каждый, что может. Я как учитель могу что-то доброе, хорошее передать детям, чтобы они дальше совершали хорошие поступки, другой хлеб печет, третий людей лечит. Врачи сейчас герои номер один, они спасают нас ценой своей жизни. Там никто не спрашивает национальность – какой национальности врач или пациент. Все мы братья и сестры на нашей планете, мы все дышим одним воздухом, пьем одну воду, на 80% состоим из нее. Разве мы какие-то другие?

Представьте себе, что перед Вами находится тысяча иудеев, и фанатиков, и реформистов, чтобы Вы им сказали особенно в условия сегодняшней пандемии? Что, как Вы думаете, сегодня необходимо делать иудеям для укрепления мира во всем мире?

Шма Исраэль. Бог един и Имя Его едино. Аминь. Пусть люди верят в единого Бога. Потому что каждый видит Всевышнего по-разному. Один, может быть, Всевышнего видит в небе, летящим на самолете или ракете, другой опускается на самое дно океана, и думает, что Всевышний там, третий, лежа в луже считает, что земля, глина – вот Он, Всевышний. Не имеет значения. Главное, что Всевышний у каждого человека в душе, в сердце и разуме. Всевышний – это добро. Если люди хотят делать друг другу добро, то добро и будет, а если каждый начнет показывать свое превосходство, то ничем хорошим это не кончится.
Я бы хотел зачитать слова основателя хасидизма: «Почему мы обращаемся ко Всевышнему «Бог наш и Бог отцов наших»? Дело в том, что есть две категории верующих: одни верят в Бога, потому что получили веру в наследство от своих отцов - и вера их крепка, другие же пришли к вере в результате поисков и раздумий. Между двумя этими путями имеется существенное различие: первый из них обладает определенным преимуществом – традиционная вера не будет поколеблена, сколько бы против нее не выдвигались возражения разнонационального порядка. Она крепка, ибо унаследована от предков, но есть здесь и недостаток. Мы имеем дело с механически воспринятой «заповедью человеческой», усвоенной без внутреннего духовного усилия, без задействования интеллекта. Преимущество второго типа религиозного сознания в том, что там вера является продуктом напряженного личного духовного поиска. Но и здесь есть слабое место - такую веру не трудно поколебать очередным контрдоводом. Неуязвим лишь тот, кто сочетает в себе оба типа религиозного сознания. Поэтому мы говорим «Бог наш» - Бог наших личных религиозных поисков, Бог отцов наших, Бог Наших традиций».
Шалом!