Пожертвовать в один клик!

пожертвовать

Подписка на новости

Нажимая "подписаться" Вы соглашаетесь с обработкой персональных данных.
 

Международная Ассоциация СМИ за мир

Роль СМИ в цифровую эпоху: границы свободы и ответственности

Людмила Фомичева14 июля 2020 года состоялась виртуальная встреча с выдающимся журналистом, президентом ЗАО "Интерфакс - Северо-Запад" Людмилой Фомичевой. Тема беседы: "Роль СМИ в цифровую эпоху: границы свободы и ответственности".

В рамках начала работы Ассоциации Средств Массовой Информации за мир (IMAP) в России, прошла встреча сотрудников Федерации за всеобщий мир с легендарным профессионалом российской журналистики, президентом информационного агентства Интерфакс Северо-Запад, председателем Союза журналистов Санкт- Петербурга и Ленинградской области, Людмилой Дмитриевной Фомичевой.

Людмила Дмитриевна была пресс-секретарем трех известных фигур нашей страны: мэра Петербурга Анатолия Собчака, генерального директора компании «Балтика» а также председателя Совета Федерации Сергея Миронова.

Она является заслуженным работником культуры России. Из-под ее пера вышло множество публикаций и сборников. В 2000 г.  она стала обладательницей Гран-При профессионального конкурса «PRоба-2000» в номинации «PR-менеджер года».

В 2005 г в топ-200 рейтинга влиятельных деловых женщин России, Людмила Дмитриевна заняла 45 место. В номинации «Медиа» в 2006 году она стала обладательницей первой ежегодной премии журнала «Собака.ру» - «Топ 50. Самые красивые и знаменитые люди Петербурга». А также она является лауреатом первой премии «Влиятельные женщины Санкт-Петербурга», учрежденной газетой «Деловой Петербург». Начала свою карьеру Людмила Дмитриевна корреспондентом газеты «Новый путь» города Бокситогорска, была главным редактором газеты «Балтийский луч» (г. Ломоносов), работала обозревателем и выпускающим редактором петербургского отделения ИТАР-ТАСС.

Встречу начала Мария Назарова, Генеральный секретарь Федерации за всеобщий мир России, рассказав о Ассоциации Средств Массовой Информации за мир (IMAP), которая начала свою работу на международном уровне во время Саммита 2020 в Сеуле, Корея. Она также сказала, что «Ассоциация только-только начинает свою работу, и еще даже не было ее инаугурации в России, поэтому сейчас сотрудники Федерации за всеобщи мир стремятся узнать из первых рук, у ведущих журналистов и руководителей в сфере журналистики в нашей стране, на сколько такая Ассоциация востребована, какие темы, вопросы должны стать ее ключевыми направлениями в России и надеемся, что больше журналистов смогут внести свой вклад в развитие такой Ассоциации в нашей стране.»

Основную часть беседы провела Наталия Чигрина, руководитель Федерации за всеобщий мир Северо-Западного региона России.

Ниже приведен текст беседы.

Людмила Фомичева: Я очень давно живу и очень давно в журналистике, сразу после университета, который окончила, я работала в районных газетах, журналистом, ездила во всевозможные командировки.

Я считаю, что профессия журналиста – это самая удивительная и самая прекрасная профессия на Земле. Она дает возможность человеку в течение его журналисткой деятельности все время узнавать что-то новое, постоянно знакомиться с различными людьми и не переставать удивляться всему этому, как губка, черпая знания всю свою жизнь.

Такой профессии, наверное, больше нет. Есть другие прекрасные профессии, но профессия журналиста хороша именно этим. У профессии журналиста есть еще такая черта: журналисты могут помогать и помогают людям, рассказывая о них, поднимая проблемы, которые волнуют людей - они борются за экологию, они борются за чистоту жанра, они участвуют в общественной и политической жизни своей страны. Я хочу сказать, что журналисты – это огромная часть гражданского общества; от работы журналистов зависит уровень демократии, свободы в обществе, они освещают экономическое положение - и все вместе это создает большую пространственно-культурную образовательную среду.

Если говорить о журналистах Северо-Запада, Петербурга и Ленинградской области, то нужно сказать, что у нас очень мощное журналистское сообщество. Оно очень многогранное, очень разное, как и вся жизнь, наверное, потому что журналисты работают в разных изданиях, в разных СМИ: это и государственные, и частные, и независимые. А технический прогресс и информационный взрыв, можно сказать, позволил людям всей планеты и общаться друг с другом, и узнавать все. И поэтому если раньше мы могли узнать что-то из газет, радио, телевидения, то теперь Интернет выдавливает эти традиционные СМИ из своего пространства, и в этом есть и плюсы, и минусы, конечно же.

Мне кажется, что профессия журналиста, его роль и сам журналист – новые уже в том плане, что это не просто человек, который умеет красиво и хорошо писать, не просто тот человек, который углубляется в профессию, в какую-то тему и может рассказать подробно и доходчиво читателям или зрителям о какой-то проблеме или человеке - это человек, который должен владеть еще техническими знаниями, умениями пользоваться Интернетом, снимать, передавать эту информацию, вести репортаж, фотографировать и так далее. Это очень многогранная профессия - все это должно соединяться в одном человеке. Но как показывает наша молодежь – они все это умеют делать.

Если говорить о журналистском и медиапространстве в Петербурге, Ленобласти и на Северо-Западе, то можно сказать, что оно очень пестрое. И конечно, среднее поколение и молодежь черпают все свои знания в Интернете и соцсетях. Поэтому сейчас образовалось очень много Телеграм-каналов, интернет-изданий, которые завоевывают свою нишу, своих читателей, своих пользователей и посетителей своих сайтов - и они достаточно большие.

Нужно сказать, что у нас кроме традиционных государственных информагентств, таких как ИТАР-ТАСС, Интерфакс, Росбалт, РИА-Новости – сейчас в Петербурге нет их представительства - РБК, появились Telegram-каналы, появились такие издания как «Бумага», «Znak.com» и др. Но одним из самых влиятельных изданий в нашем медиапространстве является интернет-газета «Фонтанка». Посещаемость их сайта от 600 тысяч в сутки до миллиона. В этом издании черпают информацию все: чиновники, даже из других регионов, я знаю, именно здесь они ищут информацию о том, как живут в других регионах - как живет Петербург, не только Петербург, но и всё вокруг.

Если говорить о телевидении, то Интернет сейчас потеснил даже телевидение, которое было одним из самых мощных влиятельных СМИ. Мне очень нравится, что радио у нас не исчезло, оно перешло в разные диапазоны, появилось много новых радиостанций, не только новостных, которые ведут разговор со слушателями - таких программ стало меньше - а больше появилось развлекательных, музыкальных. Газеты и телевидение: у нас есть «Вести» и очень хороший канал «Культура» - учитывая то, что у нас культурная столица, многие жители очень любят этот канал; он и познавательный, и образовательный, и очень интеллигентный, и фильмы там замечательные показывают.

Но я хочу сказать, что сейчас во времена технического и информационного бума, мне кажется, плохое положение у печатных изданий. Они раньше выходили сумасшедшими тиражами, к примеру газета «Ленинградская Правда» имела миллионные тиражи, тогда это была партийная газета, но сейчас у них очень маленькие тиражи, и самое главное, что они все очень убыточные. Печатные издания существуют благодаря тому, что у них есть какие-то инвесторы, так как очень дорожает сейчас бумага, типографские расходы, рассылка, развозка; и если раньше они существовали за счет рекламы и подписки, то сейчас печатные издания переживают очень тяжелые времена. Скорее всего, они уйдут в Интернет, и останутся лишь какие-то таблоиды, рекламные листки, и общественно-политические газеты, если их будет поддерживать государство и если они будут ставить перед собой какие-то цели, предположим, в выборных компаниях или еще где-то.

Что касается самих журналистов, наша организация «Союз Журналистов Санкт-Петербурга и Ленинградской области» объединяет 250 тыс. профессионалов: это самые разные люди, и ветераны журналисты, для которых мы всегда проводим встречи: как правило, у нас два святых дня для ветеранов - это перед 9 мая и День полного снятия блокады Ленинграда – это священный и святой праздник для всех жителей города, не только ветеранов.

Если говорить о том, чем еще занимаемся, то общественная организация Союз Журналистов существует уже давно, еще в советские времена была создана, а главная ее задача – это объединение журналистов, помощь им правовая, профессиональная - у нас существуют профи-центр, где проводятся семинары для молодых журналистов, деловая журналистика, политический консалтинг, блогерская журналистика, кроме того у нас проходит каждый год городской конкурс «Золотое перо». Он включает 12-13 различных номинаций среди телевизионных журналистов на различные темы: политическое пространство, экономический фундамент и другие - и это действительно бывает всегда такой праздник, праздник всех наших журналистов и замечательный повод встретиться, общаться и наградить лучших из лучших. Как правило, мы собираем какие-то спонсорские деньги - призовой фонд более миллиона - в этом году конкурс у нас не прошёл, так как обычно бывает в конце марта, а это был разгар пандемии. Вероятно, мы будем проводить позже: если разрешат массовые мероприятия, то будет в сентябре, а если нет, то проведём онлайн, как сейчас всё в основном проводится.

Я хотела бы сказать ещё, что мы постоянно принимаем заявления журналистов, когда забирают наших корреспондентов и обижают наших журналистов мы предлагаем писать всякие заявления и разбираться. Сейчас мне снова прислали проект заявления: в Москве задержали одну нашу журналистку. 

Говоря о создании Ассоциации журналистов за мир, сложно сказать, насколько она будет востребована в России - общественных организаций много, но они, как правило, нуждаются в какой-то поддержке: материальной, моральной и т.д., но надо понимать главную цель. К нам приезжают много журналистов: мы очень дружны с финскими журналистами, польские журналисты к нам приезжали, и мы тоже возили своих журналистов в Польшу.

У нас был своего рода мост Финляндия-Россия, «Россия глазами финских журналистов - Финляндия глазами российских журналистов», это было очень интересно. А также мы были в Финляндии, и они к нам приезжали. С поляками мы проводили такие мосты: "Чем отличаются проблемы журналистов в Польше и в России ". Выяснили, что проблемы у всех одинаковые, единственное, в Польше гораздо больше кипящих страстей, а у нас не так это рельефно и объемно выглядит. В Польше много маленьких партий и в последние дни ситуация показала, что журналисты также делятся по своим политическим пристрастиям.

Также к нам китайские журналисты приезжали, журналисты из Норвегии, Франции, и я хочу сказать, что, делясь опытом журналистских организаций, мы пришли к выводу и пониманию, что везде в Европе и в других странах журналистские организации - это в основном профсоюзные организации - они защищают журналистов, они оказывают социальную поддержку, но существует они за счет взносов. Они менее многочисленные, но они выполняют главную профсоюзную роль: поддерживают профессиональный уровень и социальную защиту, социальные страховки, социальную поддержку своим членам. Когда-то на одном из наших съездов Союза журналистов я говорила о том, что, вероятно, наша общественная организация должна перерасти и перестроиться в такую профсоюзную организацию, потому что политических организаций существует много, но защита журналистов – это все-таки функция профсоюзов.

Наталия Чигрина: Свобода совести – это право каждого человека строить свои убеждения. Совсем недавно общество было обеспокоено тем, что средства массовый информации практически вытеснили литературу, книги, которые так тонко, красиво и так бережно помогали человеку сформировать его убеждения. Журналистика за время своего существования стала стройной сферой со своими профессиональными принципами и законами. Стоит ли ей опасаться чего-то в новую эпоху цифровизации? Не займут ли место журналистов блогеры? Как Вы считаете? Чем опасна такая подмена? Что нужно журналистике, чтобы удержать свои позиции и влияние?

Людмила Фомичева: Что отличает журналистику от блогеров и соцсетей. Конечно же, Интернет и соцсети могут любого человека повысить и могут уничтожить и мы это видим на примерах избирательных компаний: в Думу, в Президенты и не только в России, но и во всем мире. И нет каких-то законов, по которым за неправильную информацию можно было бы судить или привлечь к ответственности блогеров, потому что они не зарегистрированные СМИ. Журналистов все-таки отличает чувство ответственности.

Мы говорили о нравственности, об уровне сознания, и мне вспоминаются еще со студенческих времен слова Иммануила Канта: «Две вещи в мире достойны удивления: звездное небо над головой и внутренний закон внутри нас». Так вот журналист, конечно же должен обладать каким-то внутренним законом. Он должен понимать что важно, и рассказывая о какой-то проблеме, о каком-то человеке подумать: сможет ли он потом смотреть в глаза этому человеку, не уничтожит ли его, не сделает ли ему хуже, не доставит ли ему множество проблем? Какая-то внутренняя цензура должна быть, ответственность. Поэтому, конечно же, блогеры никогда не заменят журналистов.

Журналистика – это профессия. Есть честные журналисты. Есть люди, которые делают заказные материалы, таких людей часто используют – наверное, это слабость человека. Я считаю, что настоящий журналист, даже имея материальные проблемы, это как врач, который принимает клятву Гиппократа, и он обязан помогать и спасать людей, их здоровье. Также и журналист должен помогать, хоть и нет клятвы в журналистике, но он должен помогать и должен быть вот этот внутренний нравственный закон у него. Обязательно журналист должен быть нравственным человеком. И тогда это будет верность профессии журналиста, тогда это будет чистота жанра в журналистике.

Наталия Чигрина: Спасибо, что Вы подняли тему нравственности и принципов журналистики. Часто эта внутренняя часть сокрыта: что руководит журналистами – как и людьми любой профессии. Я думаю, что очень важно говорить об этом. Принципы, нравственный закон внутри нас – это то, что относится к этике. Цензура и этика – часто ли в Вашей практике встречался конфликт этих двух персонажей? Следование цензуре и этике это разные вещи?

Людмила Фомичева: Существует Этический кодекс журналиста, он есть и в международной журналистской практике. Как он выполняется – мало этому уделяется внимание - эта тема не то, чтобы скользкая, она размытая. Вы же понимаете, что существуют СМИ, у которых есть хозяева, инвесторы, государство, и они выполняют стратегию этих людей или организаций, потому что они поддерживаются ими финансово. Газета не может выходить, если у нее нет финансовой подпитки.

У нас в Союзе Журналистов есть комиссия по этике. Например, одно из изданий писало о том, как в школе издевались над детьми в туалете, и даже выложили видео в Интернете об этом. После этого у нас было заседание комиссии. Это, конечно, же «жареные факты», которыми журналисты, издания, интернет-издания пытаются привлечь к себе больше читателей, посетителей. И эта погоня за тиражами, рейтингами – очень пагубная, она имеет две стороны. Конечно же, в первую очередь такие вещи интересуют всех. Большинство людей любят скандалы, разоблачения. Но это специальный, наверное, вид журналистики.

Мне больше нравятся такие проекты, как «Зона особого внимания», например, куда жители направляют письма, когда у них обрушились стены, или ведется незаконное строительство, или пляж кто-то отгородил забором своей частной дачи, и журналисты показывают это, хотя у них могут отбирать и ломать камеры, их выдворяют охранники. Есть журналистика, которая помогает, чтобы на земле сохранялась справедливость, честность, чтобы не было безысходности и негатива - у нас и так его очень и очень много.

Что касается карантина, нынешней изоляции - я думаю, это большое испытание для людей: и для журналистов, и для врачей, для всех людей. Потому что сейчас мы начинаем понимать важность таких профессий как врачи, учителя. Почему у нас появляются дети, которые перестали читать книги, которые сидят в соцсетях, почему у нас кого-то избивают на улице, и никто не вмешивается, не поможет, потому что боятся, что им это может навредить. Поэтому сейчас в период изоляции мы понимаем какое это сокровище человеческое - реально общение.

К примеру, у нас работали все удаленно, а недавно я пришла в редакцию, и там пять человек сидят, я говорю: «Вы что делаете? Надо же в изоляции находиться!». Они говорят: «Мы соскучились уже». И хотя бы немного они, соблюдая дистанцию, сидя за компьютерами поработали в офисе и разбежались. Нам нужно вернуть общечеловеческие ценности и не потерять их, не растерять их. Мы и так много зла сделали для своей планеты: мы так над ней надругались, мы уничтожили столько лесов, цветов, красоты, неба, что она нам сейчас начинает мстить всякими вирусами и всем остальным, так что надо беречь природу, планету, и самое главное – наш мир.

Наталия Чигрина: Этика – соблюдать ее или нет – это личная ответственность каждого человека. Журналистике и публицистике свойственно быть персонализированными. Персонализация придает и большую эффективность. Но у нее есть и свои подводные камни. Скажите, пожалуйста, свобода печати - это свобода публиковать факты или скорее свобода выражать мнение? То есть, это скорее вьюз, чем ньюз, говоря современным сленгом? Или я ошибаюсь?

Людмила Фомичева: Здесь очень интересная грань. Я работаю в информационном агентстве, и по нашим стандартам, когда мы даем информацию, мнение свое журналист не высказывает. Если информация спорная, мы даем объективную информацию и всегда два разных мнения, аналитику комментаторов, экспертов, которые дают свою оценку. Но сами наши журналисты свое мнение не высказывают.

Но это имеет право быть, есть аналитические материалы, которые отображают личное мнение. Например, на «Фонтанке» Андрей Константинов каждую неделю подводит итоги и высказывает свое мнение относительно различных вопросов, проблем. Но сейчас, пример со Светланой Прокопьевой, которая выдала колонку своего мнения относительно взрыва в здании ФСБ Архангельска.

Она попыталась проанализировать, но в результате с ней судились, ей хотели дать 7 лет, и благодаря тому, что поднялась общественность, гражданское общество, журналисты, удалось смягчить приговор. И наш Союз принимал заявления, мы отправляли в прокуратуру письма-запросы с просьбой разобраться. Мы не давили на суд, это был военный суд, мы просто просили разобраться, говорили об объективности, о том, что нельзя просто высказывая мнение получить уголовный срок. Это все не просто сейчас. И поэтому мы считаем, что люди умные, мыслящие, задача информации – просто проинформировать, а человек сам начинает думать и принимать решения, формируя свое мнение, собирая разные источники информации.

Мы говорили о публицистике. Сейчас публицистики очень мало, ее мало читают, очень много жанров исчезло в журналистике: нет уже почти совсем очерков, зарисовок, фельетонов – остались только интервью и сводки информации, ничего остального больше нет. Это связано с темпом жизни, потому что у людей нет времени читать большие материалы. Вы видите, как сейчас в сводке новостей – люди берут только заголовки, читают только их, и то, что интересно – открывают и читают более подробно. Так что в наш век быстрый, стремительный, мы не успеваем остановиться, оглянуться, подумать.

Наталия Чигрина: Факты, новости, вести: мне кажется, когда в эту цепочку встраивается «совесть», со-весть, со-знание, то есть совместное знание, то каким-то сокровенным образом эти элементы формируют культуру. Как Вы считаете, каковы истоки культуры? Я имею ввиду культуру, как отношения и отношение к вещам и явлениям этого мира, которые формируются общечеловеческими и духовными ценностями? Где зарождается культура?

Людмила Фомичева: Истоки культуры в воспитании в семье. Воспитание, образование, культура – это три основы, из чего получается человек с его уровнем сознания, культуры, образованности, кругозора, они определяют его самосознание, уровень сознания, ответственность и другие черты характера, которые в нашем представлении формируют настоящего образованного человека, интеллигента. Интеллигент – это не только образованный человек, это человек, который обладает еще и нравственными чертами, общечеловеческими ценностями, которые для него не пустой звук.

Очень многие эти качества формировались у предыдущих поколений книгами, у нас были огромные библиотеки, мы все это читали.

У меня есть одна подруга, которая разводит цветы и она совмещает: сидит на грядке и слушает полезную литературу в аудио формате. Это то хорошее, что приносит нам научно-технический прогресс. То есть мы можем ехать в машине и слушать аудио книгу, было бы желание. И вот это желание очень важно формировать у детей, и мне очень жаль, хотя я понимаю родителей, которые устают, которым может быть лень отвечать детям на их бесконечные «почему», проще включить гаджет – сиди смотри мультик или ролик. И мне очень жаль, что сейчас чтение книг для многих детей является наказанием: «иди читай книгу!». Я помню свою дочь в детстве, у нее главным наказанием было, когда мы тушили свет и не давали читать, когда был уже поздний вечер. А вот дети ее так не читают, к сожалению.

Наталия Чигрина: Итак, зарождаясь в семье, культура, подпитываясь воспитанием, образованием, чем еще она наполняется и какую роль в формировании культуры играют СМИ? Если бы совесть, мораль, этика, ответственность стояли во главе угла представителей данной профессии, какова была бы эта роль?

Людмила Фомичева: СМИ сейчас играют роль навигаторов. Потому что сегодня такой огромный поток информации, что утонуть в нем, особенно молодым людям, очень и очень легко. Интернет, конечно же, это великое достояние науки и техники, и мы через Интернет можем узнать все, прочитать о чем угодно, любую информацию получить. С другой стороны, там много непроверенной информации, неточной, порой, извините за грубое сравнение, это своего рода помойка, где перемываются сплетни, скандалы и т.д. То есть это другая сторона технического прогресса.

Но мы не можем сидеть и ждать, когда кто-то придет с клюкой и в лаптях и расскажет нам правду – это неправильно тоже. Например, нейропсихолог Татьяна Черниговская говорит, что сейчас прогресс настолько идет вперед, что у нас общество может разделиться на тех, которые понимают, знают, умеют всем этим пользоваться и двигают его еще дальше, и тех, кто будет печь блины. И то сейчас есть множество роботов, которые могут печь блины какими-то разнообразными, нетрадиционными способами. Может быть я сужу как человек, который много пожил, хотя я работают только среди молодежи - редакция нашего информагентства состоит только из молодых людей - они меня и просвещают, они мне все показывают, и благодаря им я интересуюсь многим, и многое знаю, конечно же далеко не всё и не всех.

Наталия Чигрина: Вот в чем секрет Вашей молодости!

Людмила Фомичева: Секрет молодости? Это как у Гранина: есть интерес к жизни – в этом и весь секрет. Я никогда не стыжусь учиться. Человек всю жизнь должен чему-то учиться, что-то новое узнавать. А СМИ сейчас делают такие вещи, как обзоры «что почитать», «какие фильмы посмотреть», «куда пойти в выходные», «какую лекцию послушать». СМИ помогают людям сориентироваться – какую лекцию выбрать.

Лекции – это старый жанр, или атрибут студенческой жизни, но люди ходят. К примеру, у нас среди журналистов есть блестящий наш Лев Лурье, лауреат премии «Золотое перо». Он проводит замечательные экскурсии, лекции. Он удивительный журналист, мы проводили с ним творческую встречу. К нему обратился один человек с предложением, и они организовали «Дом культуры Лурье», они проводят тематические экскурсии по Петербургу и другим городам области, по местам Довлатова, по местам Ахматовой, и т.д., они создали школу, задача которой «нескучное просвещение», где самые лучшие педагоги занимаются с небольшими группами детей, это люди, которые влюблены в свои профессии: математики, химики и т.д. Я даже хочу записать своих внуков на эти занятия, потому что это очень интересно. Он читает лекции на любые исторические темы: о Романовых, о Николае II, о Великой Отечественной Войне и т.д.

 У нас возможности в Петербурге сумасшедшие: столько музеев, сколько театров, очень много всего в пользу и защиту научно-технического прогресса и информатизации – так как ребята, которые живут далеко в деревнях могут посетить экскурсии, они могут «сходить» в Эрмитаж, могут послушать оперу, и это большое достижение нашего прогресса.

Наталия Чигрина: И хорошо, что СМИ поддерживают эту тенденцию, этот тренд. СМИ формируют общественное мнение, способствуют формированию культуры. Интересны механизмы всего этого, но сейчас мы не успеем раскрыть эту тему и даже слегка коснуться ее. Возможно, сегодня мы слишком много ответственности возложили на плечи журналистов, публицистов. И как сказал Александр Иванович Герцен (писатель, публицист 19 века) о людях своей профессии: «Мы вовсе не врачи, мы - БОЛЬ».

Это очень важно выносить на поверхность болезненные для общества темы, свобода в этом – залог здорового общества. Но не все же время говорить о боли, о скандалах?  О чем молчат СМИ: нравственность, доброта, семейные ценности – устаревшие понятия, не хайп? Почему так мало об этом пишут и говорят, в сравнении со скандальными болезненными новостями?

Людмила Дмитриевна, Вы как заслуженный пиар менеджер, поделитесь, пожалуйста секретами «вирусного» распространения новостей и мнений, в применении к духовным, нравственным, культурным ценностям. Пришла ли пора раскрыть эти секреты? Сейчас очень многие люди уже не реагируют на тот своего рода фастфуд, который выдают соцсети или СМИ, привлекая яркими красивыми заголовками к скандальным темам, люди переходят во всех смыслах на «полезное питание», как в гастрономическом, так и в информационном плане. Как Вы считаете, как вернуть популярность этим темам?

Людмила Фомичева: Я приводила в пример канал «Культура», у них есть образовательные программы. Этот канал от канала «Россия», и они могут себе это позволить, другие не могут, потому что у них не большие рейтинги. Конечно, же какие-то там «Разоблачения» или «Дежурную часть» смотрят больше народу, чем образовательную программу: есть ли жизнь на Марсе, нету ли жизни на Марсе, хотя я очень люблю эти каналы «Моя Планета», «История» и т.д. Что нужно?

Вероятно, нужна политика государства, вероятно, нужна помощь государства, чтобы все эти программы были увлекательными, яркими, чтобы люди, которые могут за собой повести рассказывали какая интересная наука физика, какая интересная наука история, и делали это высокопрофессионально. Во всем нужен профессионализм. И воспитатель детского сада он тоже должен вкладывать те основы, о которых мы говорили с Вами, это тоже должен быть человек и с сердцем, и с душой, и с образованием специальным, он должен что-то передавать, как няня Пушкина рассказывала ему сказки и благодаря этому он формировался как «наше всё».

Поэтому, мне кажется, что интерес к образовательным, нравственным, моральным темам должен поддерживаться семьей и государством. К тому же обратите внимание на старые мультипликационные фильмы: они все какие-то добрые, а современные мультфильмы, мне кажется, провоцируют агрессию. Доброты в них очень не хватает. Хотя сейчас детей учат: ты должен уметь давать сдачи, если тебя ударили, ты должен обязательно ответить. Роль СМИ здесь не так велика, как вы думаете. Как я сказала, сейчас отмирают многие жанры, и вы не можете в короткую информацию вложить душу, вложить нравственный какой-то посыл – короткой информацией, которая состоит из одного заголовка, это невозможно. Просто так сознание человека не формируется, это целый комплекс.

 Я хочу сказать, что у нас в Петербурге раньше было много исторических, краеведческих журналов, а сейчас осталось одно краеведческое издание "Адреса Петербурга" - прекрасные журнал, его делает практически один человек Сергей Ярошецкий. Он член нашего Союза, и правления. Он организовал гильдию журналистов, которые пишут на тему сохранения культурного наследия и архитектуры. Они, к примеру, ездили в Ивангород, там спускались в метро, в шахту, смотрели как идет строительство, а также в крепость Копорье и так далее, они собирают журналистов возят их в такие пресс-туры. Наше агентство Интерфакс также делает подобные пресс-туры в музеи-заповедники, а также в Псковскую, Новгородскую области.

А журнал очень интересный. Я смотрю, они проводят что-то особенное к столетию музеев, о «Царском селе» был выпуск, и какие-то исторические интересные статьи. Я очень люблю читать этот журнал - обычно некогда читать, а сейчас в самоизоляции есть время для многих отложенных книг, журналов - вот такое у нас сейчас время.

Наталия Чигрина: Мы сегодня много говорили о том, какое воздействие могут оказывать СМИ в когнитивном плане, способствуя формированию взглядов, убеждений, мировоззрений, затронули аспект влияния на волю человека. Но самый весомый пласт всегда невидим – он остался в тени и сегодня, это такой важный элемент человеческой сущности, как эмоции и чувства. И данный контекст в роли СМИ, мне как человеку с психологическим образованием, видится весьма привлекательным для исследования. Но я умерю свой исследовательский пыл. И в завершение своих вопросов, снова обращусь к словам Вашего друга, Даниила Гранина, который среди всех чувств, руководящих мыслями и поступками людей выделил одно: Знаете какое? Он сказал: «Есть одно чувство, главное, которое не всегда люди понимают и признают, которое лежит в основе человеческой деятельности – это любовь. Если есть какой-то смысл вообще в человеческой жизни, то этот смысл лежит где-то в окрестностях любви».

Об этом стоит говорить и в СМИ, и даже короткие сводки о чем-то добром, нравственном, приятном для души будут полезны и интересны людям, у кого есть потребность в этом, и тем, у кого такая потребность может сформироваться благодаря таким новостям.

Вопросы из аудитории ЗУМ вебинара и из социальных сетей, где также проходила трансляция вебинара:

 

Вопрос из Инстаграмм: Откуда берутся фальшивые новости (fake news)? Дело в непроверенных источниках или в субъективном мнении того или иного издания или журналиста, если не брать во внимание заведомо ложные вбросы информации?

 

Людмила Фомичева: Фальшивые новости – это сфабрикованные новости, это кому-то нужно. Делается вброс и проверяется реакция аудитории, слушателей, тех, кто их читает. Этот как правило, бывает с целью опорочить человека или наоборот, для того, чтобы его каким-то образом прославить. Часто фейковые новости говорят о непрофессионализме тех, кто их выпускает. То есть два вида: либо полный непрофессионализм, либо это заказное.

Вопрос от журналиста из Владивостока: Как вы оцениваете состояние журналистики в России - если возможно сравнить со временем, когда вы работали с Анатолием Собчаком. Каковы основные вызовы, с которыми сталкивается современная журналистика?

Людмила Фомичева: Во времена Собчака был всплеск демократии, свободы слова, когда кто угодно мог говорить что угодно. Но, вовремя были поданы судебные иски, и стали поаккуратнее, хотя все равно, я считаю, свободы слова тогда было больше, чем сейчас. И тому примером, я помню, была программа «Куклы», где они копировали всяких чиновников, министров и была кукла Ельцина, и, конечно, это было смешно. И однажды Ельцин приехал на эту программу, и это было правильным реагированием на критику, на юмор, а сейчас очень болезненно чиновники реагируют на критику, вплоть до того, что начинают либо уничтожать этих журналистов или издания, либо реагируют на это слишком болезненно.

Я помню во времена Собчака я приносила ему все критические выступления в газетах, распечатках, и он расписывал их: его критиковали за что угодно, медицинское учреждение какое-то, жилищно-коммунальную услугу - он расписывал это по комитетам, чтобы он принимали меры и через 10 дней обязательно докладывали ему. Была такая рубрика: «Газета выступила – миром принято». Сейчас этого, к сожалению, нет. Опять же, может быть что-то другое есть, понятно, что все реагируют, критика никому не приятна, но, наверное, лучше попробовать исправить ситуацию, вместо того, чтобы преследовать журналистов. Я думаю, что сейчас сложнее время для журналистов.

Вопрос от Гульназ Кутуевой, главного редактора журнала «Башкортостан кызы»:  Есть ли у Вас информация об отмене субсидирования «Почты России»? У нас уменьшается тираж, так как отменили субсидию почте. Выписывать издания дорого. Если бы восстановили субсидию на подписку, то намного больше людей смогли бы выписать издания.

 

Людмила Фомичева: С почтой у нас беда большая у всех, по всей России, потому что все время говорят о том, что ее нужно реорганизовывать, как-то по-новому все это делать. Во-первых, упали подписные тиражи. У нас даже деловые издания, крупные, у которых десятки тысяч были тиражи, сейчас 5000 тираж для большой серьезной газеты – это прямо роскошь. Сегодня подписка очень упала, плюс доставка – это тоже жуткая проблема, почему я и говорила о том, что у печатных СМИ сейчас очень плохая ситуация.

Что касается субсидий почте – субсидии какие-то, я думаю, им выделяются. Но до Башкирии, до областей это все, конечно, не дойдет. Единственное, что я хотела бы сказать, что у нас есть газета, ранее это была «Ленинградская Правда», а сейчас «Петербургские Ведомости», у нее тоже очень упали тиражи, но что они делают - у них есть инвесторы, банки, которые являются их хозяевами - и они делают подписку ветеранам, они платят за подписку, потому что у людей нет денег, на пенсию свою они не могут подписаться на газету. То есть они делают подарочную подписку, но опять же, это всё благодаря инвесторам. Вот только таким образом они поддерживают подписку.

Вы помните очереди, которые выстраивались за газетами, за «Московским Комсомольцем», за «Вечерней Правдой», очереди в киоски, но этих времен уже нет, и, наверное, уже не будет, к сожалению. Не знаю, что посоветовать редактору этой газеты, наверное, нужно идти в какие-то организации, банки. Хотя, сейчас им ответят, что нет денег на зарплаты, а вы тут просите денег на подписку.

У вас как у журналиста красивый и богатый русский язык, приятно слушать, это обогащает и радует! Видите ли Вы угрозу со стороны современных блогеров и интернет ресурсов литературному русскому языку? Как можно предотвратить тенденцию сокращать, упрощать, использовать сленг? Может быть существуют определенные стандарты, цензура, которые смогут сохранить и поддержать высокую планку донесения информации и общения с читателями?

 

Людмила Фомичева: Русский язык, конечно, великий и могучий, и очень жаль, когда его весь заполаскивают иностранными словами, иностранными терминами и вообще сленгом. …. Я заканчивала филологический факультет Университета, и я очень трепетно отношусь к русскому языку, и думаю, что любому слову иностранному есть замена в русском языке. Почему нужно блистать знанием английского? Конечно, это очень хорошо, но зачем это все смешивать?

Я знаю, что у нас очень много в городе делалось по поводу русского языка. Ректор Университета Вербицкая Людмила Алексеевна - она была не просто пропагандист русского языка, но ей даже периодически звонил Путин и спрашивал, как лучше и правильнее сказать. Действительно такое было, и он очень старался уделять внимание языку, и эту характерную черту его мне очень приятно было отметить для себя. А потом у нас в вагонах метро были плакаты «Давайте говорить правильно по-русски», и звуковая запись, когда едешь на эскалаторе в метро, диктор говорит: «Давайте правильно говорить по-русски».

Я работала какое-то время на радио, у меня всегда был и дома есть словарь ударений, кроме орфографического Даля и других словарей, у меня их целая полка, я их очень люблю. К примеру, правильное ударение «обеспечение» и другие слова. И опять же, я считаю, это должно быть в семье, детском саду, школе, в ВУЗах, это надо беречь, это должна быть национальная политика отношения к своему языку. Смотрите что происходит с нашим языком: его запрещают в каких-то республиках, с ним пытаются бороться, это неправильно, мы тем более должны свой русский язык сохранять, беречь и передавать его младшим поколениям.

Почему в нашей журналистике так мало нейтралитета? Многие люди видят зачастую две крайности: одна все критикует, вешает ярлыки - другая сторона все подаёт в «розовом цвете». Например, по нарушениям при голосовании одни говорят «кругом обман, все подтасовано», другой полюс говорит: «это были самые лучшие выборы в мире, нарушений нигде нет, кроме одного участка». Аналогичные две крайности по поводу ситуации с губернатором Хабаровского края.

Людмила Фомичева: Так было всегда, всегда были разные мнения: есть многогранность, многопартийность, но вот людям, которые не совсем в теме, как им разобраться - например, людям старшего поколения, которые смотрят телевизор - и вот одни говорят одно, другие говорят другое. Как им понять, где все-таки золотая середина, где правда. Мы же не можем закрыть кому-то рот.

Мне кажется, единственный способ разобраться, где правда, это посмотреть несколько источников информации, ленты новостей одного, второго, третьего агентства, и потом сделать самостоятельный вывод. Так как и те, и другие не всегда объективны, то человек теряется и не может понять где правда, где ложь.

Взять Хабаровск: как так, человек идет на выборы. Вы проверяете вообще? - Есть же правоохранительные органы, ФСБ. Что вы, не знаете, был судим человек или нет? Неужели вы не проверяете его семью, родственников и т.д.? Это такая ответственная должность – губернатор, поэтому люди интересуются, а почему вы раньше не говорили, что этот человек имеет отношение к преступной группировке.

У нас «Фонтанка» давала такой любопытный материал по поводу Хабаровска, и они пишут, чем запомнился этот губернатор, во-первых, тем, что он снизил зарплату и пенсию чиновникам. Конечно, если у людей пенсия 12-15 тысяч, а у чиновников 30, 50, 100 и т.д., то он сказал, чтобы им платили 50%. И когда он узнал, что меню в школах разное для одних детей и других, то он сказать, что это дискриминация и т.д.

Не знаю, это популистские были меры, либо человек действительно получил власть и захотел восстановить какую-то справедливость, мы же до конца не знаем, но люди оскорбились, что с ними так поступают, что на их выбор никто не реагирует. Если есть у человека какие-то нарушения ранее, он нарушал закон – почему об это не говорили раньше? Это такое веяние времени.

В чем сложность для отечественной журналистики и СМИ сломить ту тенденцию и спрос со стороны зрителей, которые формируют преимущественно негативную повестку. С одной стороны, спрос рождает предложение, но почему бы в СМИ не формировать спрос на добро, вечные ценности, а не публиковать постоянно почти один негатив и «чернуху»?

 

Людмила Фомичева: Это какая-то общая тенденция. Мне кажется, что много раз обсуждался вопрос, были слушания, и в Госдуме по поводу того, что пропагандирует наше телевидение. Фильмы «Бригада», фильмы про убийства, «Бандитский Петербург» и т.д. какой-то сплошной негатив, и я уже стараюсь не смотреть телевизор, кроме канала «Культура», а новости я из других источников черпаю. Я даже не включаю телевизор, потому что это сумасшествие какое-то, агрессия, это крик, не умения вести дискуссию, не выслушивать чужое мнение, не как-то уважительно относиться к словам, делам. И мне кажется, что эту тенденцию сейчас нам не переломить.

А как их заставить, все СМИ борются за свои рейтинги, посещение и т.д., а людям не интересно читать про хорошее. Всех интересует: кто с кем развелся, что подсмотрено в замочную скважину артистов, кто кого сбил, кто кого убил, кто заимел любовницу – вот новости, которые у нас пропагандируются, которые у нас читают. Как настроить людей на интерес – я вчера видела кусочек фильма про Эйнштейна - фильм о том, как он формировался, как ученый, как учился, он показывает все его человеческие ошибки, все его человеческие слабости. Как это сделать - наверное, опять же, это идеология, это национальная идея.

У нас сейчас хотят, чтобы национальной идеей был патриотизм, говоря о 75-летии Победы, хотя сейчас из-за пандемии коронавируса это все смахнулось, но тем не менее, я могу сказать, что патриотизм воспитывают не таким образом, когда старый ветеран приходит и рассказывает что-то в школе, это детям не очень интересно, а патриотизм – это то, что ты увидел валяется вдоль дороги грязь, выброшенный мусор и прочее - убери, как мне очень нравится реклама «Мусор на дороге – мусор в голове» - это правда. Вот это патриотизм.

Патриотизм это не когда едут возлагать венки делегацией к памятнику на Пискаревское кладбище, а когда туда приезжают люди со своими внуками и детьми и они кладут кусочки хлеба и цветочек на эти могилы – вот это воспитание патриотизма. Патриотизм в том, как у нас в Петербурге в каждой семье чтут блокаду, 27 января – день полного снятия блокады – в окнах зажигают свечу в память о тех, кто погиб.

Сколько я ни читала, сколько я не слышала про блокаду, я до сих пор не могу понять, как можно было выжить, как можно было это вытерпеть, как можно было не уничтожить и не сжечь эти паркеты в Царском Селе, в Пушкине, в Эрмитаже, не уничтожить, не сжечь картины в буржуйке.  Как можно было, видя, что упал человек от дистрофии поднять его и помочь ему везти саночки с гробиком – это такой пример человеческого мужества, самых высоких человеческих качеств, и как они, как говорил Гранин, не расчеловечивались, как они не очерствели – как эти люди вообще выжили. Вот почему, я думаю, Ленинград – это самая яркая, и самая ужасная страница истории, но она и самая потрясающая. На этом примере можно действительно воспитывать и патриотизм, и любовь, и память, и все общечеловеческие ценности.

Ни для кого не секрет, что СМИ - это мощный инструмент власти. Каков сегодня государственный заказ по отношению к журналистскому сообществу и каковы инструменты трансляции этого заказа журналистам?

 

Людмила Фомичева: У нас существует вертикаль власти – это самый главный заказ государства. А еще главная задача – это сохранение стабильности во многих ее проявлениях, и в экономике, и в государственности. Мне кажется, что молодежь всегда такой была, революционно настроенной, она всегда хочет перемен, чего-то нового, новых впечатлений, новых имен, новых открытий. Но далеко не все хотят этого.

Я думаю, что, к сожалению, СМИ сейчас используют и ими очень много манипулируют. И это то, что мне не нравится в современном медиапространстве, потому что я считаю главная задача СМИ – это формирование гражданского общества, свобод, защита прав граждан защита журналистов, и самое главное – это помощь людям – помощь людям в гражданской плане, в отстаивании ими каких-то своих мнений, защита малого, среднего бизнеса, защита людей, их дела и их жизни, в бытовом, экономическом плане и в социально-нравственном.

Наталия Чигрина: И завершающий нашу встречу вопрос: Ассоциация средств массовой информации за мир, о которой мы говорили в начале - могла бы она найти свое место в России - и какие особенности и задачи в нашей стране, с которыми она могла бы столкнуться. То есть мы обозначили круг проблем, а также роль СМИ в их решении. Есть цензура, есть заказ государства, но есть также и та ниша, которая еще недостаточно освещена и недостаточно оснащена инструментами – это поддержка нравственных и этических позиций в журналистике. Нужна ли такая Ассоциация, которая могла бы поддержать эти позиции, которые постепенно угасают, нравственные позиции. Или Вы считаете, что такой организации не выжить?

 

Людмила Фомичева: Возможно, такая Ассоциация и нужна, и она могла бы быть, но я не знаю какие точки опоры она найдет в России. Это либо объединение каких-то журналистов и крупнейших изданий, но тогда что делать маленьким изданиям, которые с трудом выживают: районные, муниципальные издания, в то время как рушатся большие издания, СМИ, то что тут говорить о маленьких изданиях. Можно попробовать, конечно, сделать такую Ассоциацию, но тогда надо привлечь какие-то знаковые фигуры и знаковые СМИ. Привлечь для того, чтобы к их мнению прислушивались. Какие методы, какие будут способы влияния, что он смогут сделать – я сейчас не совсем могу это понять.

Попробовать создать ее, наверное, надо, но что из этого получится – я не знаю, чтобы не получилось «хотели как лучше, а получилось как всегда». Тем более, понимаете в чем дело, сейчас во время пандемии, которая закончится по словам Министра Здравоохранения не раньше марта следующего года, в лучшем случае, надо посмотреть, что останется.

На данный момент малый бизнес на 70%, рестораны, кафе на 70-80% закрываются и найдут ли они средства, найдут ли они клиентов для того, чтобы это все возродить – мы не знаем. Мы действительно будем жить в другом мире. Мы не знаем сколько вообще останется СМИ, и останутся ли они. Сколько останется печатных СМИ, сколько радиостанций останется… Может быть, … будут огромные потери.

Я так говорю не потому, что я пессимист, по жизни я оптимист, но в то же время и реалист, который видит, последствия карантинных мер, вируса и пандемии будут очень печальные. И очень важно, что мы сможем построить на этих обломках.

Я, конечно, надеюсь, есть молодые люди, у которых самое главное не просто молодость, а знания их, и главное, чтобы мы все не потеряли душу, чтобы все делать с душой и тогда все получится, тогда можно будет построить другой мир – все говорят, мы будем жить в другом мире. Наверное, действительно это будет другой мир, но важно сохранить сердцевину и духовно-нравственные основы, без которых ни одно хорошее дело не получится. Наверное, можно создать какую-то машину, какого-то робота, но у него не будет души, пусть он сможет слагать стихи, но это не будет поэзия.

Наталия Чигрина: Спасибо большое, это прекрасные слова в завершение нашей встречи, которая продлилась в два раза дольше, чем мы запланировали. Спасибо Вам большое, Людмила Дмитриевна, за то время, которое Вы уделили. Я думаю, Ваши слова коснутся душ очень многих людей: Ваших коллег, читателей, зрителей, которые являются потребителями услуг средств массовой информации. Я думаю, что эти зерна постепенно будут прорастать, и нам стоит об этом говорить.

Мы хотим, чтобы пандемия не принесла еще большей разобщенности, поэтому мы, как Федерация за всеобщий мир, приглашаем людей разных сфер деятельности и интересов и предлагаем решать общие проблемы сообща, потому что у нас общие проблемы и общие принципы решения проблем, и, возможно одна общая душа на всех.

Людмила Фомичева: Мы за мир во всем мире! Спасибо что выслушали.