Социальные сети

FacebookYoutubeFriendster

Подписка на рассылку

Поиск по сайту

Календарь событий

April 2018
M T W T F S S
26 27 28 29 30 31 1
2 3 4 5 6 7 8
9 10 11 12 13 14 15
16 17 18 19 20 21 22
23 24 25 26 27 28 29
30 1 2 3 4 5 6

После Крыма: Создание «Новой архитектуры безопасности" в Азии и будущее Корейского полуострова

После Крыма: Создание «Новой архитектуры безопасности" в Азии и будущее Корейского полуострова

Доклад на международной конференции

«К дорожной карте мира и развития в Северо-восточной Азии:
от конфликта к диалогу на Корейском полуострове»

Владивосток, 29-31 мая 2014 г.

Виктор Ларин,
директор Институт Археологии и Этнографии
Дальневосточного отделения РАН

Доброе утро уважаемые коллеги! Мне очень приятно выступать первым среди выступающих в такой представительной аудитории. И тем более начинать разговор о ситуации в области безопасности в сфере сотрудничества в нашем регионе в ситуации на Корейском полуострове. Потому что для Владивостока, для Приморского края, то, что происходит на Корейском полуострове, в Северо-Восточной Азии, во всём Азиатско Тихоокеанском Регионе – это, безусловно, важно, актуально и жизненно.

Много говорят о том, что мир меняется, говорят о глобализации, переходе Центра мира экономической активности, политической активности в Азиатско-Тихоокеанский Регион (АТР). Но, мне кажется, что события начала 2014 г., как в Европе, так и в Азии, свидетельствуют о том, что этот год может в определённой степени стать критической точкой в таком повороте событий. И я не случайно назвал своё выступление именно таким образом: «После Крыма: построение в Азии «новой архитектуры безопасности» и будущее Корейского полуострова». Потому что почти параллельно происходили два события в мире. С одной стороны - это события вокруг Украины, а с другой стороны - события в Шанхае. Я имею ввиду, прежде всего, Конференцию по взаимодействию и мерам доверия в Азии. Отталкиваясь от этих событий, я попытаюсь представить свой взгляд на то, как сегодня могут развиваться события в этом регионе.

Прежде всего, несколько слов о новых тенденциях в сфере безопасности в Азии, которая достаточно хорошо известна. Я лишь чуть-чуть напомню. Итак, что мы сегодня наблюдаем? Мы наблюдаем рост напряжённости в отношениях между государствами, мы наблюдаем, фактически, провал в шестисторонних переговорах по Северной Корее. Наблюдаем поворот США в Азиатском направлении и, в то же время, их растущее вмешательство в межгосударственные конфликты. Мы наблюдаем попытку России повернуться лицом к АТР и существенно ускорить экономическое и социальное развитие Тихоокеанских районов страны. Мы наблюдаем растущее значение нетрадиционных угроз безопасности. Новым явлением, мне кажется, которое появляется в последние несколько лет, становится готовность Китая взять на себя бремя лидерства в обеспечении, создании новой структуры по региональной безопасности, и растущую поддержку этим инициативам со стороны России.

И одновременно, последнее время, лидеры двух государств много говорят о том, что Россия и Китай поднялись на новый уровень межгосударственных отношений. Здесь есть несколько факторов, которые позволяют говорить о том, что стороны переносят акцент в своём сотрудничестве с внутренних проблем на глобальные и региональные проблемы. И здесь, целый ряд причин, которые подталкивают к этому и Россию, и Китай. С одной стороны, растёт вовлечение Китая в решение глобальных проблем, растут потребности этой страны в ресурсах, и растёт её соревнование с США. С другой стороны, усиливаются противоречия между Россией, с одной стороны, и Европейским Союзом и США, - с другой.

Хорошо известно, что подходы России и Китая к решению большинства проблем и глобального, и регионального уровня во многом схожи. И, наконец, не очень хорошо у нас получается в экономическом сотрудничестве. Хотя принимается много решений, правильных решений, хороших решений. Многие из них снова повторены в последнем коммюнике, подписанным в Шанхае 20-го мая этого года. Желаемая модернизация этих отношений пока ещё только на горизонте. Эти обстоятельства подталкивают и Россию, и Китай к тому, чтобы более активно отношения велись в сфере глобальной и региональной политики и формировании новой системы безопасности в регионе.

Существуют два документа, которые сегодня принципиально выделяют подходы России к вопросам безопасности в мире вообще и в АТР в частности. Первый из таких документов – Стратегия национальной безопасности РФ до 2020 года. Если обратить внимание на эту стратегию, то, практически АТР в ней не представлен. В левом нижнем углу перечислены внешние угрозы, которые Россия считает для себя принципиально важными. И вы можете обратить внимание, что практически упоминается только одна Азиатско–Тихоокеанская территория, - это Корейский полуостров с точки зрения угрозы России со стороны нестабильных территорий. Конечно, можно говорить, что к общим проблемам безопасности в данном регионе относятся: и распространения ядерного оружия, и терроризм, и кроссграничная преступность. Всё это также имеет отношение к АТР. Но, всё-таки акцент, совершенно очевидно, делается в сторону Атлантики.

Это, во-первых, означает, что Россия рассматривает АТР как зону, благоприятную для формирования новой системы безопасности в данном месте. И здесь важно отметить два условия, которые Россия считает важными для обеспечения своей безопасности. Первое, - это стратегическая стабильность, и второе – равное стратегическое партнёрство. Это - те две принципиальных позиции, на которых Россия основывается, выстраивая свои отношения с другими государствами и формируя свои подходы к новому мировому порядку и формированию системы безопасности.

Практически, в начале 2-го десятилетия 21-го века Россия вместе с Китаем начинают формировать новую концепцию безопасности в АТР. Впервые это было сделано в сентябре 2010 г. на саммите в Пекине, где стороны декларировали и новую главу российско-китайских отношений, и новый старт в двусторонних отношениях. И вот тогда и была высказана инициатива о создании комплексной системы Азиатско-Тихоокеанской безопасности и сотрудничества, которая как подчёркивалось, должна быть основана на так называемом «Шанхайском Духе», то есть на тех принципах, на которых построена Шанхайская Организация Сотрудничества.

В октябре 2010 г. в Анкаре была принято, так называемая, совместная российско-китайская инициатива об укреплении безопасности в АТР. В июне 2011 г. на очередном саммите было подтверждено намерение России и Китая общими усилиями выстраивать новые отношения в мире и строить новую систему международных отношений. И опять же, вот здесь, две цитаты, которые показывают, как стороны подходят к решению этих проблем. Я не буду это повторять, чтобы не тратить время. Здесь вы можете всё это прочитать.

Ещё один документ, очень важный, который как мне кажется, определяет подходы России к мировой политике и новой системе безопасности – это очередная концепция внешней политики России, принятая в начале 2013 г. Я выделил здесь несколько моментов в этой доктрине, которые имеют принципиальное отношение к АТР и, конечно, к Корейскому полуострову. И вы видите, что один из главных моментов – это создание транспарентной и равной архитектуры для создания безопасности и сотрудничества в АТР. А отношения со странами региона - они сформулированы в основном через понятие - дружественные отношения, добрососедские отношения. И с Китаем и Индией, и с обеими Кореями, и с Японией, и с Монголией, и с Вьетнамом и другими странами Юго-Восточной Азии. Ну, и наконец, очень интересный нюанс, что именно в этой концепции отмечено, что конференция по взаимодействию и мерам доверия в Азии является важной, а вернее, главной платформой для стратегического диалога между лидерами ключевых стран АТР в области безопасности и сотрудничества.

Новым этапом к выработке подхода России и Китая к проблемам безопасности, к построению системы безопасности, стал саммит в Шанхае, который состоялся буквально 10 дней тому назад. На этом саммите было принято очередное коммюнике, в котором изложен целый ряд моментов, которые демонстрируют общность подходов двух государств к формированию и международных отношений, и системы безопасности. Что, прежде всего, необходимо выделить в этом коммюнике? Во-первых, Россия и Китай высказываются за необходимость установления более равного и догматичного мирового порядка, за создание транспарентной архитектуры равной и неделимой безопасности. Этот термин «равная и неделимая безопасность» становится, наверное, ключевым элементом в подходах двух государств к формированию системы безопасности. И высказывают уверенность, что сотрудничество и устойчивое развитие являются единственным императивом для нашего общего будущего. Стороны подчеркнули принципы неделимости безопасности в международных отношениях. Особенно высказывались о том, что нельзя обеспечить свою безопасность за счёт другой стороны, что безопасность действительно должна быть равной и безопасной для всех. Высказались за то, что они будут сотрудничать за создание эффективных механизмов для обеспечения мира и стабильности в Северо-восточной Азии. Ещё раз провозгласили, что конференция по взаимодействию и мерам доверия в Азии является эффективным механизмом для диалога по вопросам мира, стабильности, безопасности в регионе.

Интересна трактовка, как события стали трактоваться в прессе, и, особенно, в китайской прессе. В определённой тональности особенно много звучало комментариев, мыслей о том, что сегодня Китай и Россия работают совместно. (Здесь снизу цитата одного из таких комментариев). «Китай и Россия работают совместно, чтобы превратить эту конференцию в основу для новой системы безопасности без США». Это – определённый вызов. Трудно говорить к чему это приведёт. Безусловно, невозможно сегодня оценивать все плюсы и минусы. Для построения любой системы безопасности без привлечения в той или иной степени США к этому – это проблема, как мне кажется, исключительно сложная, если даже, не возможная. Вот такие взгляды, такие подходы сегодня существуют.

21 мая 2014 г. в Шанхае состоялся 4-ый саммит этой Конференции по взаимодействию и мерам доверия в Азии, достаточно представительной. На нём присутствовали лидеры и представители 47 государств и международных организаций, включая генерального секретаря ООН Пан Ги Муна, включая Президентов 11 государств. И, вообщем, это событие, особенно, в Китае трактовалось очень, очень позитивно, как весьма исключительно важное событие. Но, прежде всего, обращает на себя внимание, конечно, выступление Президента КНР – Си Цзиньпиня. Китайская Народная Республика с мая 2014 г. на последующие 4 года стала председателем этой конференции. И фактически активность Китая будет во многом определять характер деятельности этой Конференции в последующие 4 года. И вот некоторые тезисы, которые действительно провозгласил Си Цзиньпинь в своей речи. Его слова многими цитируются. И они свидетельствуют о том, что те взгляды на новую систему безопасности, которые были декларированы в сентябрьском документе после саммита Ху Дзинь Тау - Медведев в Пекине, они (взгляды) получили дальнейшее развитие.

Главные моменты, которые следовало бы отметить. Что регион нуждается в новой системе региональной безопасности. Что в Азии не должны существовать военные альянсы, нацеленные против какой-то третьей страны. Что проблемы Азиатской безопасности должны решаться самими жителями Азии. Что для решения этих проблем должны использоваться только мирные средства, и ни в коем случае не должна применяться сила или угроза силы. Что необходимо очень тесное сотрудничество в борьбе с терроризмом. Необходимо развитие бизнеса, туризма, окружающей среды, культуры и обмена между людьми. То есть подчёркивается важность экономических, гуманитарных человеческих контактов. Очень важно, что необходима синхронизация сотрудничества в области экономики и в области обеспечения безопасности. Что экономика, устойчивое развитие и безопасность не разделимы. Ну, и наконец, было высказано пожелание, что эта конференция должна стать платформой для диалога в области безопасности и сотрудничества во всей Азии.

Ну, и опять же трактовки последовали очень разные и весьма резкие. Некоторые эксперты стали высказываться, что новая концепция безопасности направлена на борьбу с западной агрессией. Но вы чувствуете, что без влияния конфликта вокруг Крыма. Плюс, этот саммит проходил в то время, когда во Вьетнаме вспыхнули антикитайские погромы. Это тоже отразилось на подходах китайской стороны к решению проблем безопасности. Вся эта текущая политическая ситуация, в какой-то степени эмоциональный подход, присутствует и в выступлении политического лидера Китая, и в тех оценках, которые давались экспертами и журналистами. Эта конференция приняла декларацию, которая выдержана, конечно, в более спокойных тонах, чем выступление председателя КНР. И некоторые, очень важные, принципы показывают, на что нацелена эта Концепция, на что нацелена деятельность Конференции по взаимодействию и мерам доверия в Азии.

Наверное, один из главных принципов заключается в том, что Концепция должна быть неделимой, равной и комплексной. Это самый главный принцип, который необходимо соблюдать. Я не буду перечислять все принципы, которые они здесь все зафиксированы. Концепция, данная декларация, - достаточно большая. Есть ещё один пункт, который я бы отметил из этого перечня. Он заключается в том, что борьба с нищетой, бедностью – это самый большой глобальный вызов, который стоит перед миром и с которым необходимо бороться всем совместно. Это акцент не на военных, не на политических угрозах. Это вопрос состоит в обеспечении общего экономического развития.

Взгляды России на создание системы Азиатско-Тихоокеанской системы безопасности в регионе выражены в целом ряде документов. И они были выражены в выступлении Президента России В.В. Путина, который высказывался перед российскими и китайскими журналистами. Эти же принципы прозвучали во время его встречи с Президентом КНР - Си Цзиньпинем. И совершенно очевидно, что с точки зрения Российского Правительства регион нуждается в новой архитектуре безопасности, которая гарантирует равенство для всех и баланс между интересами силы и гармонии. Россия поддерживает создание системы международных отношений, которая отвечает современным подходам, современным принципам. Очень много говорится о том, что та система, которая сегодня существует, эта система является отголоском и наследием холодной войны, от которой надо, конечно, отказываться. Ну, и опять же подчёркнуто, что таким форматом для эффективной работы по созданию системы безопасности не только в военно-политической области, но и в области экономики, окружающей среды, гуманитарного обмена может стать Конференция по взаимодействию и мерам доверия в Азии.

2. Будущее Корейского полуострова глазами российского и китайского руководства.

Теперь буквально несколько слов о том, как представлено будущее корейского полуострова глазами российского и китайского руководства. В российско-китайском коммюнике в Шанхае ситуации на корейском полуострове уделено, как вы видите, достаточно серьёзное внимание. Совершенно очевидно, что обе стороны считают необходимым предпринимать конкретные меры, чтобы ослабить напряжённость на корейском полуострове. Совершенно очевидна их уверенность в том, что проблемы корейского полуострова должны решаться без применения силы, а только путём переговоров. Правда, выражается уверенность, что шестисторонние переговоры являются единственным способом решить ядерную проблему корейского полуострова, что у меня вызывает (это моё личное мнение) – очень большие сомнения. Да и в целом, я думаю, вызывает большие сомнения и в самой Кореи. Сегодня, наверное, не существует другого механизма, который мог бы заниматься решением этой проблемы. Если такой механизм возникнет, будет создан, тогда мы сможем продвинуться по этому пути.

И, конечно, важно, (опять же, это подчёркнуто в этом коммюнике), что поддержание мира и стабильности на корейском полуострове, денуклиаризация полуострова и решение всех проблем полуострова только посредством диалога и переговоров отвечает интересам всех без исключения сторон. Я думаю, не только России и Китая и соседних государств, окружающих корейский полуостров, но и государств всего мира.

Любопытно, что в документах Конференции по взаимодействию и мерам доверия в Азии тема корейского полуострова не затронута. Почему? Честно говоря, ответить на этот вопрос я затрудняюсь. Могут быть разные оценки, разные подходы. Но я думаю, что и эта организация будет прилагать все усилия для того, чтобы подключиться к решению этих проблем. Вот, пожалуй, - те мысли, которые навивают на меня последние события в Европе и Азии. Они внушают и определённую тревогу, и определённый оптимизм. Но мне хотелось бы верить, что человечество становится мудрее, и сможет решать существующие проблемы как раз путём диалога, сотрудничества и совместного развития. Спасибо за внимание.